Часть 1.

438 20 2

Всем доброго времени суток, меня зовут Мидория Изуку, и я студент знаменитой геройской академии, которая называется "UA". У меня хорошие одноклассники, я нашел себе парочку друзей, но некоторые из них меня не на шутку пугают. Стоит начать с того, что ещё на последнем году обучения в средней школе, так сложилось, что меня определили омегой. Обидно, но на этом же жизнь не заканчивается, верно? Конечно, я понимал, что теперь моя повседневная жизнь круто изменится, а раз в месяц она вообще будет превращаться в ад, но никак противиться этому я не мог. Так вот, все в тот же промежуток времени, конец средней школы, одного моего "друга" Кацуки определили к альфам. И тут я понял, что началась самая настоящая жесть во всем своём не самом хорошем смысле. Вот как думаете, сколько было попыток меня поиметь от этого человека? Верно, сотни, в буквальном смысле я сбился со счета. Я спасался бегством, упивался таблетками, заглушающими запах во время течки, просто не приходил на занятия. Короче говоря, это ужасно.
И да, сейчас происходит тот самый ужасный момент - меня снова домогается этот недосамец. Только в этот раз бежать мне некуда.
Бакугоу был вне себя от ярости. Блондин рвал и метал последний год, после того, как узнал, что "чертов Деку" омега, но предназначен не ему. Кацуки привык получать все, чего желает. Сам для себя он давно определил, что никакие чувства, кроме собственного эго, не движут им в его непонятном желании завладеть Мидорией. Парень предпринял бесконечное множество жалких попыток просто напросто поиметь бедного Изуку, но все те разы омеге удавалось избежать своей участи. Но не в этот раз.
Кацуки все тщательно продумал. План заключался в том, чтобы заманить Мидорию в малолюдное место и взять во всех смыслах этого слова. Блондин, а светлый цвет волос в этом случае ничего не значит, начал с того, что пересмотрел карту своего района, затем он проследил и просчитал весь маршрут своей жертвы от академии до дома. По этому самому маршруту оказалось несколько нужных мест, целых три: стройка, которая отпадала из-за того, что там могут находиться какие-то бездомные, а свидетелей ему не нужно, к тому же, стройка была не закрыта, а приоставлена; гаражный кооператив, который хоть и охранялся старым дедком, но из-за собак, что там жили и пускали лишь немногих владельцев, это место тоже отпадало; старая католическая церковь, построенная ещё в середине девятнадцатого века, конечно она была не идеальным местом, но туда уж точно никто не заходил, конечно, сам Бакугоу не хотел из-за аварийного состояния этого здания, но желание было свыше собственной безопасности. Итак, место выбрано, тем самым начальная, первая, часть плана завершена. Далее нужно было придумать, как заманить Деку туда. В этой части плана парень долго не думал и решил устроить элемент неожиданности - просто выскочить и затащить омегу в заброшенное здание, главное, чтобы никто этого не видел. Скрытность - это то, что блондин продумывал почти постоянно и довел до идеальности, как характеристику в компьютерной игре. Он осматривал округу, изучал "соседей", рассчитывал время. Он прыгал от счастья, когда все сложилось в его пользу: в такое время людей в том переулке почти нет, а старики, которые могут находиться дома, просто не будут смотреть в окно и беспокоиться за какого-то проходящего мимо парня. Идеально. Последняя часть исходила из скрытности - время. Время на то, чтобы добраться до места раньше омеги, время, чтобы спрятаться, подготовиться и схватить. Вообще на все про все у Кацуки ушла неделя. И сейчас тот момент, которого он ждал - план сработал, омега пойман, остальное - дело техники, как говорится.
Мидория не ожидал, что его захапает тот, кого он так яро избегал, вот так просто. Парень не оставлял попыток вырваться, пока не понял, что все тщетно. Бакугоу ударил свою жертву в живот - для надёжности, и присел на корточки перед ним.
- Теперь не убежишь, глупый Деку. Что, не ожидал, что я всё-таки добьюсь своего? Ха! Плохо ты меня знаешь. Это же нормально для альфы - желать омегу. Желать и иметь, не важно, каким путем. Просто, чтобы ты знал, я тебя ненавижу.
Изуку принял сидячее положение и схватился за живот:
- Зачем тебе я? Найди другого омегу. Ведь каждому альфе свой омега. Так ведь? Ты придумал все это только для того, чтобы поиметь меня?
- Конечно поиметь. Ты же не думал, что ты предназначен мне или то, что ты мне нравишься? Хе-хе. Забавно однако. Интересно бы знать, кто твой альфа. А ещё более интересно, как он воспримет такого жалкого неудачника как ты. Будет смешно, если он окажется каким-то богатеньким парнем с хорошей родословной, или как там это называется, а на его голову свалишься ты - убогий, жалкий и уродливый.
- Если я такой жалкий, то зачем я тебе?
- Просто я чувствую себя не полноценно из-за того, что не трахнул тебя ещё в средней школе, вот и все. А раз ты поступил со мной в одну академию, то почему бы нам не исправить эту ошибку. А, Деку?
- Прекрати...
Мидория был готов заплакать от такого давления на себя, от того, что его так поливают грязью, но при этом хотят ещё и выебать в старой церкви. Из-за осознания того, в каком месте все это произойдет, становилось ещё противнее не только из-за Бакугоу, но и из-за себя, из-за своей слабости и глупости.
- Только давай не будем нюни распускать. Ты ещё пожалуйся кому-то. Меня, жалкого омежку, трахнул альфа в церкви, - блондин спародировал Изуку писклявым голосом и посмеялся над собственной шуткой.
- Умора. Ну, что. Снимай штаны, сейчас наш милый Деку лишится своей невинности.
- Кач... Прошу, не надо, - снова попросил омега. Он вжался в стену и понимал, что путей для отступления нет.
- Не для того, чтобы тебя так просто отпустить, я все это придумал. Ладно, не хочешь сам - я помогу. Только вот ротик тебе стоит прикрыть. Будет неловко, если нас кто-то застанет.
Кацуки достал из своей сумки какую-то тряпку и, вжав Изуку в пол, запихнул ее ему в рот, завязав сзади.
- Ну, желаю мне получить хоть каплю удовольствия от этого.
Изуку попытался вырваться, но,поняв, что эта затея не прокатит и он просто покалечит сам себя, парень зажмурил глаза и приготовился к боли. Мидория чувствовал, как с него стягивают одежду. Кацуки решил начать с пиджака формы, который сразу же отлетел в сторону, затем он разорвал рубашку на груди омеги. Пуговицы мелким бисером посыпались на пол, оставляя за собой лишь звонкое эхо в этом пустом зале. Бакугоу дернул зеленоглазого парня на себя, сжав тому шею. Мидория запаниковал - дышать было невозможно трудно из-за пыли в помещении и из-за кляпа во рту, а теперь ему еще и горло пережали. На глаза навернулись слезы.
- Я же сказал, не разводить нюни. Чего непонятного? - Буквально прошипел блондин на ухо Изуку.
Зеленоглазый дернулся от этой неприятной близости, а насильник приступил к расстегиванию ширинки на штанах омеги. Кацуки прижал парня к полу настолько, чтобы тот не мог пошевелиться, и принялся стаскивать вышеупомянутый элемент одежды вместе с нижним бельем и обувью. Красные кроссовки, кстати, буквально слетели, и были откинуты куда-то в сторону.
- Так ты выглядишь еще более жалко.
Альфа усмехнулся от собственного замечания и достал непонятно откуда еще одну тряпку, которой связал омеге руки, заведя их за спину. Мидория пытался хоть как-то вывернуться из цепкой хватки, но вместо этого сделал больно себе, содрав кожу на груди и ключицах. Бакугоу не унимался:
- Продолжай, придурок, так будет только веселее, тебя даже калечить не надо будет, сам все сделаешь.
Блондин снова посмеялся. Он смотрел на дрожащее тело парня, которое лежало у его ног и корчилось от боли и собственного бессилия. Мидория лежал на животе и смотрел на полувыбитую фреску Святой Богородицы. Если бы он знал хоть одну молитву, он бы помолился, чтобы весь этот кошмар не происходил на самом деле. Но он понимал сам, в глубине души, что молитвы тут не помогут, что это не плохой сон, а беспощадная реальность.
Тем временем Бакугоу прошёлся ногтями вдоль позвоночника парня, оставляя неглубокие царапины из которых начала сочиться кровь. Блондин облизнулся и наклонился к уху своей жертвы снова:
- Готов лишиться самого дорогого, что есть у любой омеги?
Мидория что-то промычал и снова дернулся в попытке вызволения. Кацуки снова рассмеялся:
- Я же сказал, что это бесполезно, глупый Деку всё ещё не понял, что это неизбежно?
Изуку повернул голову, чтобы он смог взглянуть в лицо своему насильнику. Глаза как будто говорили: "Надеюсь, ты будешь жалеть о своём поступке после содеянного". Зеленоглазый хотел, как в последний раз посмотреть на этого человека. Человека, который постоянно задирал и унижал его, человека, который постоянно старался показать своё превосходство перед другими и не задумывался о путях достижения этой цели, человека, который добился того, чего хотел. Он -альфа, прирожденный лидер, который должен быть первым во всем и всегда. А Мидория был в каком-то роде преградой этого лидерства. Теперь же все изменится.
Сейчас Изуку чувствует, как что-то липкое стекает по его ягодицам и протекает в анал. Было противно от этого ощущения. Парень ещё раз попробовал дернуться, но результат оказался все тем же: он содрал собственную кожу, а недавние ранения засаднили ещё сильнее.
Песни 2018
Более 40 миллионов треков всего за 169 руб/месяц. Первый месяц бесплатно!Более 40 миллионов треков всего за 169 руб/месяц. Первый месяц бесплатно!
Яндекс.Директ18+
Кацуки воспользовался смазкой скорее не для того, чтобы облегчить страдания омеге, а чтобы убавить дискомфорта себе. Он выдавил содержимое небольшого тюбика на задницу Мидории и с упоением смотрел на то, как вязкая жидкость стекает вниз и протекает меж ягодиц. Блондин решил не церемониться и ввел сразу два пальца. Мидория дернулся ещё раз, на глаза навернулись слезы. Когда же в него вошёл третий палец, он вскрикнул, но из-за самодельного кляпа это больше походило на мычание. Кацуки начал двигать пальцами, растягивая тугое колечко мышц. Это ещё раз доказывало ему, что он будет первым, кто войдёт в тело этого омеги. От этой мысли альфа облизнулся и вынул пальцы.
Изуку вздохнул с небольшим облегчением, когда почувствовал, что инородное тело, в виде пальцев альфы, исчезло, но он понимал, что это далеко не конец всего этого действа. Мидория старался прекратить бесконечный поток слез из глаз, но у него это не очень хорошо получалось. Омега нервно сглотнул, когда услышал, что его насильник растегивает свои штаны, когда услышал звон пряшки на ремне. Мидория просто заорал, сдирая горло, когда Кацуки вошёл в него.
Бакугоу блаженно застонал, когда его член проник в узкое отверстие омеги. Его половой орган приятно обволакивали девственные стенки, на головку приятно давила узость жертвы. Он вздохнул и сделал первый толчок, выбивая из омеги болезненный стон. Блондин не стал церемониться и сразу сорвался на бешеный темп. Он вгонял член по максимуму и не задумывался, что тело под ним перестало издавать какие-либо звуки и обмякло. Кацуки натягивал на себя Изуку, стоявшего раком, тем самым царапая парню кожу ещё больше. Но все это продолжалось недолго, альфа кончил спустя минут десять, сразу же вышел из парня, не нужно ему ещё и омегу обрюхатить. Сперма брызнула на спину Мидории.
Бакугоу пнул бессознательное тело ногой пару раз. Поняв, что парень не реагирует, он быстро застегнулся и попятился назад.
- Вот черт, - прошипел блондин и принялся развязывать омегу.
- Какого черта, он что, сдох?
Кацуки на минуту запаниковал, пока не понял, что Изуку дышит. В какой-то степени он вздохнул с облегчением и подумал сделать себе фото на память. Но вовремя откинул эту идею. Не хватало ещё ответственности за это.
Бакугоу достал зажигалку и поджёг тряпки, которыми недавно был связан Мидория. Ногой отпихнул тело омеги как можно дальше от входа, то же самое сделал и с его вещами.
- Блядь, даже выебать тебя нормально не получилось, - сплюнул альфа и поспешил ретироваться с места своего преступления.
"Не помню точно, когда я потерял сознание. Когда он вошёл в меня или когда начал трахать. Черт, это уже не имеет никакого значения. Трахнутый омега теперь уже никому не нужен. Мне больно, безумно больно, как будто все тело переломали, над каждой косточкой постарался умелый инквизитор. Даже глаз открыть не могу. Слава Богу, я не чувствую его запаха. Ушел. Я настолько жалкий, что он меня просто выебал и смылся. Отлично. Ну, тем легче. Тем более, Бакугоу не тот человек, который будет беспокоиться о ком-то, тем более обо мне. Ненавижу его... Как мне теперь в глаза всем смотреть? От меня же прёт каким-то альфой. Хотя, думаю, ближайшую неделю мне не придется об этом думать, сейчас бы до дома добраться. Хорошо ещё, что дома никого нет. Повезло однако, что мама уехала помогать бабушке на полгода. Повезло? Да, именно, не хочу ее волновать. Черт, здесь холодно, очень холодно, пора мне вставать".
Мидория собрался с силами и открыл глаза. Было темно и холодно. Единственным источником света в этом здании был фонарь,который светил за грязным окном. Парень собрал волю в кулак и приподнялся. Возле себя он увидел знакомые черные пятна, он понял, что это его вещи.
Подняться и одеться было невероятным испытанием для него. Но он его прошел.
Оставалось только дойти до дома. Это минуты две-три. Хотя, в его настоящем состоянии это может занять куда больше.
Изуку мог передвигаться только опираясь на попадающиеся под руку предметы. Лавочки, стены, деревяшки, пол... Парень достал из кармана потрепанного пиджака телефон, чтобы узнать, сколько сейчас времени. На треснувшем экране белые цифры показывали час ночи. Парень вздохнул, это даже хорошо, прохожих на улице нет, его никто не увидит в таком состоянии.
Состоянии? Да, убитый рюкзак, грязный пиджак, штаны, поцарапанные кроссовки и рваная рубашка - не самый лучший вид шестнадцатилетнего подростка, который учится в академии.
Время на дорогу заняло семь минут, включая подъем на лифте до своего этажа и ковыляние до квартиры. Из кармана штанов он достал ключи и, как только дверь закрылась, он рухнул на пороге.
Портфель, что всю дорогу волочился за ним по земле, оставлял желать лучшего. Мидория дополз до ванной и открыл горячую воду. Ему сейчас хотелось просто умереть.
Изуку посмотрел на себя в зеркало. Парень ужаснулся: содрана щека, из ключиц и ран на груди сочится кровь, глаза красные, как у наркомана. Когда парень залез в ванную, он зарычал от боли, а именно от боли в анусе. Вода начала постепенно окрашиваться в темно-алый, из-за крови и грязи.
Мидория всхлипнул, теперь он мог плакать и никто этого не увидит. Он рыдал так, как не плакал ещё никогда.
- За что, - еле слышно срывалось с его губ.
- Я же совсем по-другому все представлял. Я хотел встретить своего альфу, хотел признаться, хотел...
Да, он распланировал всю свою жизнь, когда узнал, что является омегой. Он хотел встретить своего альфу, который будет нежен и заботлив с ним. Хотел признаться ему в каком-то тихом парке. Хотел признаться ему и услышать заветное "я тебя тоже". Хотел, чтобы их первый секс был в каком-то романтическом месте, чтобы они сначала лежали на огромной мягкой кровати, усеянной подушками разных размеров, а на столиках рядом с этой самой кроватью стояла бутылочка вина или шампанского на одном и огромный букет роз лежал на другом. Он хотел, чтобы в тот момент его альфа нежно поцеловал своего омегу и после любовной клятвы также нежно начал ласкать его тело. Хотел, чтобы после нескольких лет романтических отношений и совместной жизни у них появились дети и они стали самой настоящей семьёй. Он хотел, чтобы его альфа был нежным и романтичным. Хотел... Но теперь... Он понимал, что это событие оставит след на всю его жизнь. Альфы чувствуют своего омегу раньше, чем омеги чувствуют альфу, также альфы хорошо чувствуют, если омега уже был присвоен кем-то. От этого слез на лице Изуку становилось больше.
После ванной он был не в силах делать что-либо ещё. Он написал сообщение своей подруге Урараке, что заболел и что его завтра не будет. Мидория отложил телефон, предварительно выключив его, и начал тупо смотреть в потолок. Он лежал так около получаса, пока сон не забрал его в свои объятия.

СвязьWhere stories live. Discover now