Глава 7

465 27 1


В кон­це кон­цов, доб­рый ме­нед­жер  ма­гази­на ни­кого не уво­лил. Он так­же пла­ниро­вал уго­ворить вь­ющи­еся жел­тые во­лосы.

Пер­вый день Вэй Ха­ня был нем­но­го ис­порчен. Пэй Ю Ян по­чувс­тво­вал се­бя не­лов­ко и приг­ла­сил его в рес­то­ран на ужин, и Вэй Хань, ес­тес­твен­но, сог­ла­сил­ся.

Пэй Ю Ян жил один с 16 лет, и у не­го бы­ло мно­го до­мов. В нас­то­ящее вре­мя он жил в дву­хэтаж­ном не­боль­шом зда­нии с внут­ренним дво­ром в прес­тижном рай­оне го­рода.

Но где бы он ни жил, в его до­ме всег­да бу­дет жить чис­токров­ная свинья Занг Сян. Это был его дра­гоцен­ный ма­лыш Ар­чи.

Ти­бет­ская свинья

Од­нажды по при­хоти Пэй Ю Ян выз­вал дос­тавщи­ка, и Ар­чи «влю­бил­ся с пер­во­го взгля­да и прыг­нул вниз» с куд­ря­выми жел­ты­ми во­лоса­ми, как в ки­нос­це­не. С тех пор Пэй Ю Ян так­же за­пута­лась в куд­ря­вых жел­тых во­лосах.

«Ты не зна­ешь, Ар­чи мо­ей семьи очень вспыль­чи­вый, и ни­ког­да не сбли­жа­ет­ся с пос­то­рон­ни­ми. Он да­же го­рячий и хо­лод­ный со мной, хо­зя­ином. Пос­ле всех этих лет, он на­конец-то встре­тил ко­го-то, кто ему пон­ра­вил­ся, так что я ис­поль­зую лю­бые средс­тва, что­бы зас­та­вить Кер­ли ос­тать­ся.»

Пэй Ю Ян ска­зал серь­ез­но, но Вэй Хань прис­лу­шал­ся и вы­тянул ли­цо: «Ты мо­жешь не на­зывать его «Кёр­ли (Куд­ряш)»? У дру­гого че­лове­ка то­же есть имя. Хо­тя ты не зна­ешь, что это та­кое, но «Кер­ли» зву­чит как клич­ка со­баки.»

«...Окей.»

Без­мол­вный Вэй Хань пос­мотрел на Пэй Ю Яна вверх-вниз и от­вернул­ся: «Что с то­бой не так? Сви­ной ком­плекс?»

«...Ма­лень­кий Хань, мы мо­жем по­гово­рить?» — Пэй Ю Ян нах­му­рил бро­ви.

«Я ска­зал, что ты не дол­жен на­зывать ме­ня «ма­лень­кий Хань». Зо­ви ме­ня по име­ни», — еще раз под­чер­кнул Вэй Хань.

«Хо­рошо, Вэй Хань, в лю­бом слу­чае, ты брат Фа­ня. Я не мо­гу поз­во­лить се­бе оби­деть стар­ше­го бра­та.»

«Го­воря о Ци Чжи Фа­не, по­чему вы с ним сдру­жились? Как вы поз­на­коми­лись?» — Вэй Хань ска­зал, под­ни­мая бо­кал с ви­ном.

В кон­це кон­цов, Пэй Ю Ян все еще был сы­ном на­чаль­ни­ка от­де­ления. И ре­бенок чи­нов­ни­ка и вто­рого по­коле­ния, Ци Чжи Фань дей­стви­тель­но мог иметь хо­рошие от­но­шения с ним? Пэй Ю Ян выг­ля­дел так, буд­то бо­ял­ся его?

«Это, это по­тому, что я дол­жен ему день­ги.»

«Ка­шель... Ка­шель...» Вэй Хань поч­ти вып­леснул ви­но изо рта: «Что...что на са­мом де­ле про­изош­ло?»

«Я не был бла­гора­зум­ным в мо­лодые го­ды, а так­же в мя­теж­ный пе­ри­од. Я ел, пил и ва­лял ду­рака каж­дый день. Ког­да я встре­тил Чжи Фэ­на, он все еще был стар­шеклас­сни­ком. Этот мо­лодой гос­по­дин, я по­ложил на не­го глаз. Я иг­рал с ним в по­кер, и в ре­зуль­та­те я по­терял все свои день­ги... К счастью, он не ус­ложнял мне жизнь, ина­че мой отец снял бы с ме­ня ко­жу и от­пра­вил бы ме­ня на ка­кой-то чу­жой ос­тров.»

Вспо­миная прош­лое, го­ворил, что он был «мо­лодым и лег­ко­мыс­ленным». Го­ворить это неп­ра­виль­но, на са­мом де­ле он был ду­раком. Пэй Ю Ян до­воль­но пе­чаль­но по­качал го­ловой.

«По­луча­ет­ся вот так. С тво­им не­высо­ким IQ, ты, ко­неч­но, не мо­жешь по­бедить его,» — пос­ле прос­лу­шан­но­го Вэй Хань кив­нул: «По­хоже, что ты под­ру­жил­ся с ним и сог­ла­сил­ся с его на­мере­ни­ями. Чем боль­ше ты под­верга­ешь­ся на­силию, тем счас­тли­вее ты бу­дешь.»

Пэй Ю Ян: «...»

«Так Ци Чжи Фань нас­толь­ко бо­гат, что боль­шую часть де­нег ты ему дол­жен?» — Спро­сил Вэй Хань еще раз.

«Нет, это не так. Ах, Фань не поз­во­лил мне от­пла­тить ему», — от­ри­цал Пэй Ю Ян и ле­ниво ска­зал: «Этот че­ловек, он ни­ког­да не ис­пы­тывал не­дос­татка в день­гах, но прос­то лю­бит за­раба­тывать день­ги. Обыч­но, не имея ни­чего об­ще­го, он спе­кули­ровал ак­ци­ями, что­бы за­рабо­тать кар­манные день­ги, час­то мил­ли­оны.»

«......» Вэй Хань сно­ва был па­рали­зован.

Пос­ле не­кото­рого мол­ча­ния, что­бы пе­рева­рить ин­форма­цию, Вэй Хань за­думал­ся и спро­сил с ожи­дани­ями: «Тог­да ты зна­ешь, есть ли у не­го ка­кие-ли­бо сла­бос­ти?»

«Я то­же хо­чу знать.» — Пей Ю Ян раз­вел ру­ками и вздох­нул: «Увы, сей­час, в мо­ем по­нима­нии Чжи Фа­ня мож­но сум­ми­ровать в од­ном пред­ло­жении, что яв­ля­ет­ся... Оче­вид­но, он мо­жет рас­счи­тывать на ли­цо, что­бы за­рабо­тать на жизнь.»

«......»

Вэй Хань вне­зап­но по­чувс­тво­вал уд­ру­ча­ющее чувс­тво «ка­кая поль­за».

Он же­вал пол­ный рот пас­ты и бол­тал еще с Пэй Ю Яном. Вэй Хань неп­редна­мерен­но под­нял гла­за и не­дале­ко от их сто­ла уви­дел Ци Чжи Фа­ня. Нап­ро­тив не­го си­дел очень кра­сивый ма­лень­кий маль­чик с глу­боки­ми ямоч­ка­ми, ког­да он улы­бал­ся.

Это был но­вый па­рень Ци Чжи Фа­ня?

Вэй Хань су­зил гла­за и на­чал наб­лю­дать... О, это все еще был ми­лый и неж­ный тип, но по срав­не­нию с пре­дыду­щим очень «от­кры­тым» ма­лень­ким Цзи, этот ка­зал­ся бо­лее удоб­ным. Кро­ме то­го, эмо­ции в тех гла­зах, ко­торые смот­ре­ли на Ци Чжи Фа­ня, бы­ли пол­ны не­раз­рывной люб­ви.

Он ду­мал о том го­ду, да­же его «ма­лень­кий Яо», ка­залось, не смот­рел на не­го так. Те­перь в ря­дах оди­ноких со­бак Вэй Хань за­видо­вал и не­нави­дел его.

«Да, что слу­чилось? На что ты так смот­ришь?»

Гля­дя на Вэй Ха­ня вре­мя от вре­мени, его вы­раже­ние ли­ца бы­ло обо­гащен­ным, Пэй Ю Ян об­на­ружил, что что-то не так. Ог­ля­дыва­ясь на­зад, он уви­дел Ци Чжи Фа­ня с его но­вым пар­нем.

Пэй Ю­ян рас­сме­ял­ся и по­шутил: «О, Вэй Хань, ты рев­ну­ешь? Брат­ская лю­бовь то­же хо­рошень­кая штуч­ка.»

Вэй Хань ус­лы­шал это, сви­репо зак­ри­чал: «Что за брат­ская лю­бовь?! Я не со­бира­юсь рев­но­вать.»

«Хо­рошо, хо­рошо, по­чему бы нам не поз­во­лить млад­ше­му бра­ту то­же рев­но­вать.»

«Я ска­зал, что я не рев...»

Вэй Хань от­ве­тил, но его сло­ва еще не за­кон­чи­лись, ког­да Пэй Ю Ян по­дошел и схва­тил его за шею. Он так­же нас­тро­ил те­лефон на ре­жим сел­фи: «Да­вай, улыб­нись в ка­меру. Хму­рясь, ты выг­ля­дишь не очень хо­рошо.»

Ци Чжи Фань ел, ког­да уви­дел, что на мгно­вение вспых­нул эк­ран его те­лефо­на. Он пос­мотрел вниз и уви­дел, что это Пэй Ю­Ян сно­ва что-то прис­лал. Фо­тог­ра­фии его раз­личных сел­фи до сих пор бы­ли в его соз­на­нии, с раз­личны­ми вы­раже­ни­ями и раз­личны­ми по­зами. Его нар­циссизм не ме­нял­ся го­дами.

«Чжи Фань, что слу­чилось? Кто это прис­лал?» — Ви­дя, как Ци Чжи Фань под­ни­ма­ет труб­ку, ма­лень­кий па­рень, си­дящий нап­ро­тив не­го, не мог не с лю­бопытс­твом спро­сить.

«Из­вра­щенец.»

«...»

Каж­дый раз Ци Чжи Фань тра­тила все­го три се­кун­ды на чте­ние и уда­ление. Бес­числен­ное ко­личес­тво раз он ду­мал о «прек­ра­щении друж­бы» с Пэй Ю Яном.

Но на этот раз Ци Чжи Фань ус­та­вилась на не­го в те­чение де­сяти се­кунд.

Пэй Ю Ян от­пра­вила ему фо­то с ним и Вэй Ха­нем. Двое муж­чин на кар­тинке об­ня­ли друг дру­га за пле­чи, раз­де­ляя кра­сивый ужин при све­чах в очень зна­комой об­ста­нов­ке...

Ци Чжи Фань вне­зап­но по­вер­нул го­лову, его ос­трые, хо­лод­ные гла­за чрез­вы­чай­но точ­но за­фик­си­рова­лись на це­ли.

Се­кун­ду на­зад, наб­лю­дая за дра­мой не­пода­леку, Вэй Хань и Пэй Ю Ян те­перь мол­ча дро­жали. «...»

Итак, че­тыре че­лове­ка встре­тились и се­ли за один стол.

Бла­года­ря прос­то­му зна­комс­тву Вэй Хань уз­нал, что но­вого бой­френ­да Ци Чжи Фа­ня зва­ли Лу Янь из Ки­но­ака­демии Чэнъ­юй го­рода С, в нас­то­ящее вре­мя он был не очень из­вес­тная ма­лень­кая мо­дель.

На пол­пу­ти, вос­поль­зо­вав­шись Ци Чжи Фа­нем и Пэй Юй Яном, иду­щими в ту­алет вмес­те, Лу Янь мяг­ко поз­вал: «Брат Вэй...»

Эй, эй! С го­ловы до ног Вэй Хань по­чувс­тво­вал оне­мение. Ду­мая, что он был бра­том Ци Чжи Фа­ня так дол­го, он ни­ког­да не слы­шал, что­бы его млад­ший брат поч­ти­тель­но об­ра­щал­ся к не­му, но его пос­ле­дова­тель­ные бой­френ­ды, пы­та­ющи­еся про­ник­нуть к пар­ню че­рез не­го об­ща­лись с ним очень слад­ко.

«В чем де­ло?» — Вэй Хань по­пытал­ся вы­давить лю­без­ную улыб­ку.

«Ни­чего осо­бен­но­го, прос­то у вас очень доб­рое ли­цо и вы го­вори­те очень хо­рошо. Я не ду­мал, что у хо­лод­но­го Ци Чжи Фа­ня мо­жет быть та­кой брат, как ты.»

«Неп­ло­хо, неп­ло­хо, но те­бя не дол­жен об­ма­нывать мой внеш­ний вид.» — Вэй Хань кри­во улыб­нулся. Лю­ди го­вори­ли, что над доб­ры­ми людь­ми час­то из­де­ва­ют­ся. Его так лег­ко за­пугать?

«Ха-ха, брат Вэй та­кой смеш­ной.» — Лу Янь улыб­нулся, чувс­тва в его гла­зах вне­зап­но рас­се­ялись, — «Чес­тно го­воря, мне все еще нем­но­го труд­но по­верить.»

«Во что труд­но по­верить?»

«Что Чжи Фань сог­ла­сил­ся на сви­дание со мной и поз­во­лил мне быть с ним сей­час, ах. Оче­вид­но, он та­кой вы­да­ющий­ся. Есть так мно­го лю­дей, ко­торые лю­бят его и прес­ле­ду­ют его, но он на са­мом де­ле выб­рал ме­ня, " — ска­зал Лу Ян, нем­но­го за­думав­шись: «Я чувс­твую, что сплю. Я бо­юсь, что од­нажды прос­нусь и об­на­ружу, что все это не нас­то­ящее.»

«.....» — Вэй Хань не­кото­рое вре­мя мол­чал, под­жав гу­бы, и вдруг по­чувс­тво­вал, этот маль­чик нем­но­го глуп.

«Мне жаль, что ты слы­шишь, как я го­ворю эти бес­смыс­ленные сло­ва», — сму­щен­но рас­сме­ял­ся Лу Янь.

«Ты дол­жен нем­но­го ве­рить в се­бя. Так как он выб­рал те­бя, ты дол­жен вос­поль­зо­вать­ся воз­можностью и твер­до дер­жать его на сво­ей сто­роне.»

Вэй Хань ис­крен­не по­ощ­рял его. Стол­кнув­шись с ув­ле­чени­ем Лу Яна, лю­дей бы­ло очень труд­но не­нави­деть.

«Спа­сибо», — сла­бо улыб­нулся Лу Ян.

Ко­роче го­воря, впе­чат­ле­ние Вэй Ха­ня о Лу Яне бы­ло хо­рошим пос­ле это­го ужи­на.

На об­ратном пу­ти до­мой с Ци Чжи Фа­нем, Вэй Хань ду­мал об этом и ду­мал о чем-то в сво­ем сер­дце. Ес­ли до то­го, как Чу Чу­ань Яо по­явит­ся, Ци Чжи Фа­ню бу­дет хо­рошо с Лу Яном, то раз­ве все они не бу­дут счас­тли­вы?

Ду­мая так, Вэй Хань соб­рал свои мыс­ли и ре­шил по­мочь этим дво­им раз­вить свои чувс­тва, что­бы дос­тичь ста­дии «нет го­ры, нет не­бес, нет зем­ли, и ни один бог не пос­ме­ет пре­пятс­тво­вать». Ко­роче го­воря, не­руши­мый и не­воз­можный для треть­ей сто­роны шаг меж­ду ни­ми.

Од­на­ко Вэй Хань нак­ло­нил го­лову и пос­мотрел на Ци Чжи Фа­ня. Ай, да­же ли­цо это­го че­лове­ка выг­ля­дело та­ким хо­лод­ным и бес­сердеч­ным. Труд­но пред­ста­вить, что он ис­крен­не и бе­зум­но влю­бит­ся в ко­го-то.

«Эй, Ци Чжи Фань, те­бе дей­стви­тель­но нра­вит­ся Лу Ян? Бу­дешь ли ты от­но­сить­ся к не­му хо­рошо поз­же?»

Пос­ле то­го, как Вэй Хань за­кон­чил спра­шивать, шаг Ци Чжи Фа­ня стал вя­лым, и он слег­ка нах­му­рил­ся: «Это мое лич­ное де­ло. Ты слиш­ком лю­бопы­тен.»

Гнев Вэй Ха­ня вне­зап­но рас­простра­нил­ся. Бы­ло ли это от­но­шение, ко­торое млад­ший брат дол­жен ис­поль­зо­вать, что­бы по­гово­рить со стар­шим бра­том!

Вы­дер­жав, Вэй Хань ста­рал­ся быть как мож­но бо­лее спо­кой­ным: «Я прос­то спро­сил неб­режно. В кон­це кон­цов, я еще не до кон­ца по­нял, ка­кова твоя сек­су­аль­ная ори­ен­та­ция.»

Он вдруг по­думал о фо­руме, где он ра­нее ви­дел, как дру­гие так­же об­сужда­ют, что «муж­ской Бог мо­жет быть пря­мым, мо­жет быть сог­ну­тым «.

Ци Чжи Фань мол­чал ми­нуту. Но вско­ре он ска­зал: «Мне нра­вят­ся муж­чи­ны, и я так­же це­ню ум­ных жен­щин. Но я оп­ре­делен­но же­нюсь на жен­щи­не, что­бы ос­та­вить мои пре­вос­ходные ге­ны и зна­читель­но ум­ное по­томс­тво. Ес­ли поз­же мы с этой жен­щи­ной раз­ве­дем­ся, я вы­беру муж­чи­ну, с ко­торым при­ят­но жить. И ког­да я ус­та­ну смот­реть на не­го, я вы­беру дру­гого.»

«...» — Вэй Хань дол­гое вре­мя мол­ча смот­рел, а за­тем на­рушил мол­ча­ние: «Стран­ная Проб­ле­ма, ты, раз­врат­ный гонг!»

Толь­ко что за­кон­чил ру­гать­ся, Вэй Хань убе­жал и ос­та­вил Ци Чжи Фа­ня с мрач­ным ли­цом, на ко­торо­го ука­зала тол­па нез­на­ком­цев.

На вы­ход­ных па­па Ци и ма­ма Вэй, по­сове­товав­шись с сы­новь­ями, ре­шили от­пра­вить­ся на се­мей­ную про­гул­ку. Семья бу­дет ез­дить на ку­рорт на ок­ра­ине при­горо­да, что­бы ос­та­новить­ся на два дня и ночь, да­бы снять стресс и рас­сла­бить­ся.

С этой целью ма­ма Вэй так­же спе­ци­аль­но под­го­тови­ла се­мей­ную уни­фор­му с дет­ско-ро­дитель­ски­ми на­ряда­ми.

Ког­да он но­сил фут­болку с боль­шим крас­ным вол­ком на гру­ди, все те­ло Вэй Ха­ня чувс­тво­вало се­бя пло­хо.

Муль­тяш­ный узор еще мож­но вы­тер­петь, но по­чему он дол­жен но­сить что-то с Боль­шим Крас­ным Вол­ком?

Кро­ме то­го, по­чему боль­шой крас­ный волк не дер­жал ско­вород­ку в ру­ке, а прик­ре­пил ее к го­лове? А, При­вет! Это не плос­ко­дон­ная шля­па, хе­хе.

Хо­тя всег­да зная, что ди­ковин­ный вкус его ма­тери зас­та­вил его прой­ти че­рез ку­чу лю­дей, ко­торые с детс­тва сме­ялись над его «стран­ным плать­ем», но на этот раз он пе­реро­дил­ся в кон­це кон­цов, а так­же во­шел в но­вую семью. Эти на­ряды ро­дите­лей и де­тей все еще бы­ли та­кими пло­хими, бы­ло ли это дей­стви­тель­но хо­рошо?

Вый­дя из ком­на­ты, Вэй Хань умо­лял: «Мам, мо­жешь по­менять мою на До­ра­эмо­на? Мне все еще нра­вит­ся си­ний жир­ный боль­ше...»

Го­воря это, Вэй Хань под­нял гла­за, что­бы пос­мотреть. Сло­ва, ко­торые он не за­кон­чил го­ворить, вне­зап­но зас­тря­ли у не­го в гор­ле.

Мать Вэй но­сила Ух­мы­ля­юще­гося Вол­ка. Па­па Ци был на­ив­ной Не­вин­ной при­ят­ной ов­цой. И Ци Чжи Фань, на нем бы­ла... ро­зовая и неж­ная Кра­сивая овеч­ка.

Что, черт возь­ми, это бы­ло? Вэй Хань по­чувс­тво­вал, как лоп­нул ша­рик....

«Эх, Хань-Хань, у те­бя есть воп­рос?» - Мать Вэй мор­гну­ла чис­ты­ми и не­вин­ны­ми гла­зами.

«Нет...ни­чего. До тех пор, по­ка ты счас­тли­ва.»

Нелегко быть любимым старшим братом своего соперникаWhere stories live. Discover now