Глава 2

900 52 9


Ког­да Вэй Хань от­крыл гла­за, ощу­щение ми­ра бы­ло ка­ким-то неп­ра­виль­ным.

Он пос­мотрел в зе­леное зер­ка­ло в сво­ей ком­на­те и силь­но по­тянул се­бя за ще­ку. Ког­да он по­чувс­тво­вал на­рас­та­ющую боль, его ли­цо рас­плы­лось в улыб­ке, под­тверждая, что это не сон. Слу­чилось не­веро­ят­ное, Бог вер­нул его на семь лет на­зад!

«Бо­же, это ли­цо, мое пер­во­началь­ное 20-лет­нее ли­цо на са­мом де­ле выг­ля­дит до­воль­но блед­ным и неж­ным.»

Вэй Хань по­вер­нул шею сле­ва нап­ра­во, гля­дя на свое ли­цо с до­воль­но нар­цисси­чес­кой тен­денци­ей. Он так­же кос­нулся сво­его те­ла, сколь­зя ру­ками вверх и вниз и об­на­ружил, что у не­го на са­мом де­ле бы­ла тон­кая та­лия и бед­ра, у не­го бы­ла до­воль­но неп­ло­хая фи­гура.

Его «са­мо-при­кос­но­вение» за­вер­ши­лось, Вэй Хань вздох­нул с об­легче­ни­ем: «Дей­стви­тель­но по­вез­ло. Хо­рошо, те­перь мне прос­то нуж­но не тол­стеть.»

В про­тив­ном слу­чае, он дол­жен прой­ти про­цесс по­худе­ния сно­ва. Он ел так мно­го, что у не­го вы­пирал же­лудок, а по­том ему при­ходи­лось те­рять слиш­ком мно­го ве­са. Весь про­цесс был нас­толь­ко бо­лез­ненным, что в прош­лой жиз­ни он чуть не умер.

Сжи­мая ку­лак, Вэй Хань так­же тай­но пок­лялся: он не ста­нет есть так же мно­го, как и в прош­лой жиз­ни, что­бы не стать тол­стым. Это ли­цо дол­жно быть над­ле­жащим об­ра­зом сох­ра­нено, по­это­му ему не нуж­но мно­го есть, по край­ней ме­ре, до трид­ца­ти лет.

Дверь вне­зап­но от­кры­лась, мать Вэй Ха­ня, Вэй Инь, кач­ну­ла го­ловой с улыб­кой на ли­це: «Хань­Хань, ты го­тов? Приш­ло вре­мя нам от­прав­лять­ся.»

Вэй Хань вне­зап­но за­мер, его гла­за ста­ли нем­но­го влаж­ны­ми: «... Мам?!»

Да? Мать Вэй Ха­ня мор­гну­ла гла­зами, оза­дачен­ная. Преж­де чем она ус­пе­ла сре­аги­ровать, в сле­ду­ющую се­кун­ду к ней прим­чался сын.

Вэй Хань вле­тел в грудь ма­тери Вэй, его ру­ки плот­но об­хва­тили ее шею и со сле­зами вос­клик­нул: «Ма­ма, я ску­чал по те­бе!»

Ма­ма Вэй толь­ко чувс­тво­вала, что она за­дыха­ет­ся: «Хань... Хань...»

Для это­го взвол­но­ван­но­го сы­на мать Вэй бы­ла как всег­да неж­на, пог­ла­живая сы­на по спи­не: «Бо­же, Хань­Хань, как ты стал та­ким ре­бячес­ким се­год­ня? Ты 20-лет­ний муж­чи­на, но все еще при­вязан к сво­ей ма­тери. Ты не мо­жешь быть та­ким, ах. "

Вспо­миная, что в прош­лой жиз­ни его мать стра­дала от бо­ли, а за­тем умер­ла, Вэй Хань креп­ко сжал­ся, он дей­стви­тель­но ску­чал по этим теп­лым объ­яти­ям.

«Я знаю, но поз­воль мне по­дер­жать те­бя еще две ми­нуты.»

Ему бы­ло двад­цать лет, в этом воз­расте он дол­жен был встре­тить Чу Чу­ань Яо, но не­ожи­дан­но его судь­ба здесь из­ме­нилась. Его мать сно­ва выш­ла за­муж, и он пос­ле­довал за ней в дру­гой го­род, в но­вый дом.

Хо­тя он чувс­тво­вал се­бя нем­но­го не­охот­но из-за Чу Чу­ань Яо, но он не мог знать его ра­нее. Вэй Хань так­же ду­мал, что они мо­гут встре­тить­ся в нуж­ное вре­мя. Пря­мо сей­час он дол­жен был сос­ре­дото­чить­ся на том, что­бы из­ме­нить се­бя, что­бы не стать по­хожим на се­бя из прош­лой жиз­ни.

Мать Вэй пов­торно выш­ла за­муж за Ци Хао. Это был муж­чи­на с глу­боки­ми гла­зами и вы­соким но­сом, а так же гус­ты­ми бро­вями, у не­го бы­ла чес­тная и на­деж­ная а­ура — очень кра­сивый дя­дя.

Вэй Хань не мог не чувс­тво­вать се­бя до­воль­ным, его ма­ма дей­стви­тель­но бла­гос­ловле­на, в этой жиз­ни она дол­жна быть очень счас­тли­ва.

Вско­ре пос­ле это­го Ци Хао за­пус­тил ма­шину, пе­рево­зящую Вэй Хань и Вэй мать на до­роге.

«Дя­дя Ци, э­ээ... нет, пап...»

Си­дя на зад­нем си­дении ма­шины, Вэй Хань на­чал не­лов­ко, все еще чувс­твуя се­бя нем­но­го ос­то­рож­ным.

Ци Хао, ко­торый ехал пе­ред ав­то­моби­лем, не силь­но за­ботил­ся о не­лов­кой по­зиции Вэй Ха­ня, его гу­бы свер­ну­лись: «Это не име­ет зна­чения, те­бе не нуж­но зас­тавлять се­бя на­зывать ме­ня па­пой, я знаю, что пе­реме­ны про­изош­ли слиш­ком вне­зап­но. Ты, ко­неч­но, не при­вык к не­му, это нор­маль­но.»

Вэй Хань мяг­ко из­дал звук «а», ду­мая, что дя­дя Ци дей­стви­тель­но чувс­тво­вал се­бя все бо­лее и бо­лее кра­сивым.

Ма­ма Вэй вдруг вспом­ни­ла что-то, по­вер­ну­ла го­лову и спро­сила: «Хань­Хань, ког­да мы поз­же поз­на­комим­ся с тво­им но­вым бра­том, по­обе­щай ма­тери, быть хо­рошим бра­том для не­го, да.

«Не вол­нуй­ся, ма­ма, ты зна­ешь, что твой сын — теп­лый и за­бот­ли­вый че­ловек. Ког­да я ви­жу ко­шек на обо­чине до­роги, я час­то кор­млю их, да­же де­тей со­сед­них се­мей, о ко­торых я так­же час­то по­могаю за­ботить­ся, не го­воря уже о мо­ем бра­те.»

Вэй Хань улыб­нулся, он слы­шал от сво­ей ма­тери рань­ше, что быв­шая же­на Ци Хао умер­ла, ос­та­вив сы­на, ко­торый на два го­да мо­ложе его, так что у не­го ско­ро бу­дет млад­ший брат до­ма.

«Ха-ха, Хань­Хань дей­стви­тель­но хо­рош.»

Ма­ма Вэй ус­мехну­лась. Эта ши­рокая улыб­ка по­каза­ла два ря­да ее зу­бов со вспыш­кой зе­лено­го на них, зас­тавляя ли­цо Вэй Ха­на пок­раснеть.

«Ма­ма, по­вер­ни го­лову ко мне.»

«Эх, по­чему?» — спро­сила Ма­ма Вэй, но все рав­но сде­лала, как ей ска­зали.

«От­крой рот.» — Вэй Хань дос­тал бу­маж­ное по­лотен­це из кар­ма­на и про­шеп­тал: «У те­бя листья на зу­бах.»

«......» — Ма­ма Вэй вне­зап­но оде­реве­нела.

«Ну, в сле­ду­ющий раз об­ра­ти на это вни­мание и вспом­ни, сколь­ко те­бе лет.» — Вэй Хань по­мог сво­ей ма­тери из­ба­вить­ся от листь­ев, и ма­ма Вэй сно­ва вос­ста­нови­ла улыб­ку.

Увы, моя мать всег­да бы­ла не­ук­лю­жей, ка­жет­ся, эта жизнь так­же не мо­жет не вол­но­вать лю­дей.

Че­рез ок­но Вэй Хань смот­рел на пос­то­ян­но ме­ня­ющи­еся пей­за­жи, его гла­за быс­тро дви­гались, в то вре­мя как его сер­дце на­чало под­во­дить ито­ги нес­час­тных опы­тов его пре­дыду­щей жиз­ни и ста­вить це­ли для сво­ей жиз­ни на этот раз.

Во-пер­вых, я не мо­гу есть слиш­ком мно­го, не мо­гу поз­во­лить мо­ему раз­ме­ру те­ла прев­ра­тить­ся в «глу­пого» жир­но­го, я дол­жен под­держи­вать это ли­цо и под­держи­вать свое те­ло в фор­ме;

Во-вто­рых, я не мо­гу ос­та­вать­ся пас­сивным, ког­да есть уг­не­тение со сто­роны дру­гих, ес­ли я ви­жу воз­можность, я дол­жен дать от­пор, а ес­ли ме­ня ру­га­ют, то я дол­жен от­ру­гать их;

В-треть­их, не мо­жет быть моя глу­пость проб­ле­мой... ну, в кон­це кон­цов, не ду­маю, что я дей­стви­тель­но глуп. Я знаю се­бя луч­ше, чем кто-ли­бо дру­гой.

---

Ког­да они на­конец при­были в дом Ци, бы­ло уже шесть ча­сов. Отец Ци от­крыл дверь и внут­ри до­ма пос­лы­шал­ся звук «те­кущей во­ды», иду­щей из ду­ша, Вэй Хань до­гадал­ся, что его брат при­нима­ет ван­ну.

Мы ско­ро встре­тим­ся? — по­думал он, чувс­твуя се­бя нем­но­го взвол­но­ван­ным.

Па­па Ци крик­нул в сто­рону ван­ной: «Сяо Фань, ты ку­па­ешь­ся? По­торо­пись, я хо­чу поз­на­комить те­бя с не­кото­рыми людь­ми.»

Вско­ре звук во­ды прек­ра­тил­ся.

Вэй Хань сто­ял ря­дом с ма­терью и уви­дел вы­сокую фи­гуру че­лове­ка, вхо­дяще­го в его по­ле зре­ния, мок­рое те­ло бы­ло пок­ры­то толь­ко бан­ным по­лотен­цем.

Че­ловек с гус­ты­ми рес­ни­цами, ко­торые прос­то пов­то­ря­ют его ес­тес­твен­ную ли­нию глаз, хо­рошо выг­ля­дящее ли­цо с изыс­канны­ми чер­та­ми ли­ца, в со­чета­нии с его по­луго­лой вер­хней частью те­ла... это­го взгля­да бы­ло дос­та­точ­но, что­бы сер­дце не­кото­рых лю­дей за­билось ча­ще.

Вэй Хань за­мер, он мог слы­шать звук сво­его собс­твен­но­го сер­дца; Бо­же, этот его брат дей­стви­тель­но слиш­ком кра­сив, это стран­но, но по­чему ка­жет­ся, что он ви­дел его рань­ше?

Вэй Хань вни­матель­но пос­мотрел на дру­гого че­лове­ка, эти уз­кие и ос­трые гла­за, вы­сокий нос с дву­мя тон­ки­ми гу­бами, не тот ли это рот, ко­торый об­ви­нял его в «глу­пос­ти» рань­ше? Не зна­чит ли это, что этот па­рень его зак­ля­тый со­пер­ник, Ци Чжи Фань? Нет!

В сле­ду­ющую се­кун­ду Вэй Хань пол­ностью от­бро­сил свое пре­дыду­щее сог­ла­шение с ма­терью, что­бы быть хо­рошим бра­том, вмес­то это­го в его спи­сок бы­ла до­бав­ле­на но­вая цель: в-чет­вертых, ос­кор­блять мо­их со­пер­ни­ков!

Ци Чжи Фань, ко­торый толь­ко что вы­шел из ван­ной, не раз­го­вари­вал ни с кем из них, он прос­то слег­ка кив­нул Вэй Ха­ню и ма­ме Вэй, что­бы по­казать свою веж­ли­вость, а за­тем по­шел в свою ком­на­ту.

«Эй, ка­жет­ся, Чжи Фань зас­тенчи­вый, та­кой ми­лый.»

Ма­ма Вэй, от­но­ситель­но ее млад­ше­го сы­на, уже пой­ма­ла Син­дром «люб­ви с пер­во­го взгля­да», она бы­ла очень до­воль­на.Но она не зна­ла, что ее стар­ший сын в нас­то­ящее вре­мя скри­пел зу­бами и пла­ниро­вал месть в сво­ем сер­дце.

За ужи­ном семья из двух ро­дите­лей-оди­ночек впер­вые си­дела за од­ним сто­лом.

Эта еда бы­ла при­готов­ле­на вмес­те ма­терью Вэй и Вэй Ха­нем. На сто­ле бы­ла ры­ба и мяс­ной суп, в це­лом поч­ти де­сять блюд, и поч­ти каж­дое бы­ло очень при­ят­но для глаз. По срав­не­нию с прош­лым, ког­да это бы­ло толь­ко па­па Ци и Ци Чжи Фань, этот дом те­перь ка­зал­ся бо­лее жи­вым.

Гля­дя на стол, пол­ный блюд, обыч­но бе­зэп­рессив­ный па­па Ци на­чал все боль­ше и боль­ше улы­бать­ся: «Прош­ло мно­го вре­мени с тех пор, как мы в пос­ледний раз ели так до­ма. Инь, ты упор­но тру­дилась, Сяо Хань то­же, ты очень ком­пе­тен­тен.»

Ма­ма Вэй зас­тенчи­во улыб­ну­лась, Вэй Хань, ко­торо­го хва­лили, так­же чувс­тво­вал се­бя нем­но­го сму­щен­ным: «Дя­дя Ци, это ни­чего, го­товить та­кие ве­щи не слож­но, я рань­ше де­лал это до­ма.»

«Ка­жет­ся, что ты обыч­но го­товишь для сво­ей ма­мы, по­это­му эти блю­да, ве­ро­ят­но, все сде­лал ты. Я заг­ля­нул до это­го на кух­ню, Инь бы­ла так взвол­но­вана, нес­коль­ко раз она да­же не мог­ла раз­ли­чить со­евый со­ус и ук­сус, она так­же не зна­ла, ког­да ус­та­новить теп­ло на боль­шой или ма­лень­кий, к счастью, там был ты, в про­тив­ном слу­чае... Ха-ха, бо­юсь, у нас был бы не­боль­шой нес­час­тный слу­чай.»

«Эй, так ты под­гля­дыва­ешь, ах! Не смей­ся на­до мной, дай мне сох­ра­нить ли­цо пе­ред деть­ми.» — Вдруг за­руга­лась ма­ма Вэй, отец Ци быс­тро кив­нул, но улыб­ка на его гу­бах не мог­ла быть скры­та.

«На са­мом де­ле, боль­ше, чем прос­то при­готов­ле­ние пи­щи, да­же стир­ка, под­ме­тание по­ла, эти ве­щи де­лал Хань­Хань. Он мо­жет быть бо­лее доб­ро­детель­ным, чем я.»

Вэй Хань су­хо рас­сме­ял­ся: «Ох.»

Что это за доб­ро­детель­ный? Он боль­шой че­ловек, не хо­чет быть «доб­ро­детель­ным»!

Проб­ле­ма бы­ла в не­из­менной не­ук­лю­жей на­туре ма­тери, все, что она го­тови­ла, прев­ра­щалось в тем­ную стряп­ню! При вы­пол­не­нии до­маш­ней ра­боты так­же час­то слу­чалось мно­го си­ту­аций, да да­же при стир­ке одеж­ды, ка­нали­зация час­то ло­малась!

Ес­ли бы он не на­учил­ся быть са­мос­то­ятель­ным, раз­ве это не бы­ло бы то же са­мое, что ждать, ког­да его изу­роду­ет мо­хер?

О, он, ко­неч­но, не мог жить.

Ци Чжи Фань прос­то скло­нил го­лову над обе­ден­ным сто­лом, не го­воря ни сло­ва, его не­ров­ная чел­ка зак­ры­ла гла­за. Вэй Хань не ви­дел его вы­раже­ния ли­ца.

В это вре­мя Вэй Хань наб­лю­дал, как лож­ка Ци Чжи Фа­ня не­ожи­дан­но по­тяну­лась к мис­ке с овощ­ным су­пом с ле­вой сто­роны.

Вне­зап­но сер­дце Вэй Ха­ня взвол­но­валось: ха, раз­ве это не спе­ци­аль­ное блю­до для овощ­но­го су­па ма­тери? Этот па­рень дей­стви­тель­но име­ет хо­рошее ви­дение, дей­стви­тель­но зна­ет, как выб­рать.

В то же вре­мя, взгляд ма­тери Вэй то­же ожи­вил­ся: «Чжи Фань, этот суп был сде­лан мной, дру­гие два из этих трех су­пов сде­ланы Хань­Хань, но это мои до­тош­ные соз­да­ния.»

Под чрез­вы­чай­но яр­ки­ми вы­жида­тель­ны­ми гла­зами ма­тери Вэй, ру­ка Ци Чжи слег­ка ос­та­нови­лась, но он все еще пил.

«Тог­да я то­же поп­ро­бую.» Па­па Ци то­же его вы­пил.

Ха­ха, Вэй Хань од­на­ко знал, о тем­ной кух­не ма­тери Вэй. Нор­маль­ные лю­ди не про­дер­жатся и де­сяти се­кунд.

Де­сять, де­вять, во­семь, семь, шесть, пять, че­тыре, три, два...

Ци Чжи Фань вне­зап­но встал и, дер­жась за жи­вот, бро­сил­ся пря­мо в ту­алет. Пос­ле это­го все мог­ли слы­шать толь­ко звук рво­ты...

Аха­хаха, Вэй Хань рас­сме­ял­ся в сво­ем сер­дце, чувс­твуя се­бя не­веро­ят­но счас­тли­вым.

«Инь, не об­ра­щай вни­мания, Сяо-Фань всег­да был при­дир­чив к сво­ей еде, так как он был мо­лод, он еще бо­лее при­дир­чив ко вку­су. Прос­то пос­мотри на ме­ня, я все еще в по­ряд­ке, ВКУС на са­мом де­ле до­воль­но хо­роший.»

За­кон­чил го­ворить, па­па Ци вы­пил еще нес­коль­ко.

Вэй Хань мол­ча смот­рел бо­лее де­сят­ка се­кунд, но все еще не на­шел от­ве­та от па­пы Ци. Он был со­вер­шенно пот­ря­сен: же­лудок дя­ди Ци дей­стви­тель­но си­лен!

Ма­ма бу­дет счас­тли­ва с ним.

---

Жи­вя в но­вом до­ме, он ле­жал на мяг­кой кро­вати. Вэй Хань зак­рыл гла­за, за­тем от­крыл их, зак­рыл и от­крыл сно­ва. Сно­ва и сно­ва в те­чение нес­коль­ких раз, преж­де чем он дей­стви­тель­но по­нял, что его собс­твен­ный жиз­ненный путь дей­стви­тель­но из­ме­нил­ся, нап­равля­ясь в дру­гое не­из­вес­тное нап­равле­ние.

Тем не ме­нее, для то­го, что­бы поз­во­лить Чу Чу­ан Яо знать луч­шую вер­сию се­бя в бу­дущем, а так­же сох­ра­нить свою лю­бовь, — че­тыре ос­новные це­ли жиз­ни дол­жны быть твер­до соб­лю­дены, осо­бен­но чет­вертая — зло­упот­реблять сво­ими со­пер­ни­ками!

Ес­ли он нач­нет уг­не­тать Ци Чжи Фа­ня с 18-лет­не­го воз­раста, то есть на­деж­да, что семь лет спус­тя этот уб­лю­док все же не ос­ме­лит­ся дей­ство­вать вы­соко­мер­но пе­ред ним!

Ду­мая о Ци Чжи Фа­не, ко­торый те­перь жил по со­седс­тву с его ком­на­той, кость слов­но ста­ла по­перек гор­ла Вэй Ха­ня. Он с го­тов­ностью при­ложил ухо к се­реди­не сте­ны, за­дава­ясь воп­ро­сом, хо­рошая ли зву­ко­изо­ляция или нет, бу­дет ли ему удоб­но под­слу­шивать вра­га в бу­дущем?

Бах!

И вот, ког­да Ци Чжи Фань от­крыл дверь в ком­на­ту Вэй Ха­ня, он уви­дел это су­щес­тво — «бра­та», ко­торый опи­рал­ся на од­ну сто­рону сте­ны, как боль­шой гек­кон.

«Эй, ты не мо­жешь пос­ту­чать в дверь? Кро­ме то­го, я пом­ню, что, оче­вид­но, за­пер дверь, как ты мог вой­ти?» — Вэй Хань нем­но­го рас­сердил­ся.

Ци Чжи Фань слег­ка нах­му­рил­ся, бы­ло слиш­ком ле­ниво, что­бы го­ворить глу­пос­ти. Он бро­сил связ­ку клю­чей Вэй Ха­ню.

Вэй Хань взял эту связ­ку клю­чей, счи­тая чис­ло паль­ца­ми, око­ло шес­ти. Этот соп­ляк да­же не пот­ру­дил­ся ска­зать ему, ка­кой ключ для его ком­на­ты! Этот брат слиш­ком жес­ток! Как бы то ни бы­ло, он все рав­но ни­чего от не­го не ожи­дал.

По­дож­ди ми­нут­ку, там дол­жен быть ключ от ком­на­ты Ци Чжи Фа­ня, пра­виль­но...

«Ключ от мо­ей ком­на­ты, во всей семье толь­ко один, кро­ме ме­ня его нет ни у ко­го.» — Слов­но чи­тая мыс­ли Вэй Ха­ня, хо­лод­но ска­зал ему Ци Чжи Фань.

Вэй Хань, ко­торо­го ви­дели нас­квозь, прос­то скри­вил гу­бы.

«Ты за­ин­те­ресо­ван во мне?» — Ци Чжи Фань под­нял бровь и вне­зап­но спро­сил.

«Что?! Нет, вов­се нет.» — Шо­киро­ван­ный Вэй Хань не­мед­ленно гром­ко па­риро­вал.

Ци Чжи Фань нах­му­рил­ся и взгля­нул на Вэй Ха­ня, его вы­раже­ние бы­ло за­дум­чи­вым. Он всег­да ве­рил в собс­твен­ную ин­ту­ицию и взгляд его «бра­та» с пер­вой их встре­чи был не­чис­тым.

«Я пре­дуп­реждаю те­бя сей­час, не ду­май глу­пос­тей, не де­лай ни­каких трю­ков, ина­че бу­дут пос­ледс­твия.» — За­кон­чив пре­дуп­режде­ние, Ци Чжи Фань неб­режно ушел.

Вэй Хань выг­ля­дел по­дав­ленным, он дей­стви­тель­но хо­тел за­бить сте­ну, ко­торая раз­де­ляла их ком­на­ту...

Нелегко быть любимым старшим братом своего соперникаWhere stories live. Discover now