Часть 20

79 4 0


  Северус стоял напротив высокого плечистого мужчины, чей облик, в чем он убеждал себя не раз, был ему определенно знаком. Его соперник был настроен агрессивно и враждебно, хотя ничем не показывал свое отвращение к зельевару. Ненависть витала в воздухе, создавая напряженную атмосферу. Снейп был скован по рукам и ногам, ясно отдавая себе отчет в том, что любое его движение, взгляд или слово может понести за собой непоправимые последствия. Например, рука Даркнеса дрогнет, и он запросто нанесет тяжелый удар по хрупкому и беспомощному тельцу Гермионы, которая лежала аккурат около него. Исходя из этого, все, что оставалось слизеринцу, - ждать, когда Ротберг выскажет все, что думает на его счет. Собственно, Даркнес не заставил себя долго ждать:

— Ну же, Северус, ты не рад видеть своего бывшего товарища? — лукаво улыбнулся Ротберг и спрятал руки за спиной. — При первой же встрече я был крайне оскорблён твоим непочтительным отношением...

Ротберг достал из-за спины маску пожирателя, надел ее и задрал рукав на левой руке.

— Может, так я тебе кажусь более симпатичным и знакомым?

Во рту у слизеринца пересохло. Воспоминания нахлынули поглощающей волной, которая вернула его во времена господства Темного Лорда, и события стали связываться между собой тонкой нитью.

— В масках все на одно лицо, знаешь ли. Такой меткой на руке и я похвастаться могу, — Северус позволил себе немного расслабиться и принять привычную позу, скрестив руки на груди, — хотя, хвастовством это сложно назвать. Я полагал, что все обладатели такой картинки на левом предплечье давно гниют в Азкабане.

— Все да не все, Снейп, — ласковым голосом уточнил Даркнес. — Как видишь, я здесь, перед тобой. И я думаю, что нам есть что обсудить.

— Мне кажется, ты знаешь, на чьей стороне я был, есть и буду всегда. Нам нечего обсуждать, — холодно процедил Снейп и с вызовом посмотрел собеседнику в глаза.

— Ну что ж, жаль, что твое предательство, нынешнее положение в обществе, жалкая работенка хогвартского преподавателя и связь с грязнокровкой устраивают тебя, — в голосе Ротберга появились стальные нотки. — Неужели ты предал не только Темного Лорда, но и мечты о мировом господстве?

Северус усмехнулся, но тотчас об этом пожалел - кулаки Даркнеса сжались, лицо исказилось гримасой ярости, изменив его до неузнаваемости.

— Это никогда не входило в мои планы, а уж тем более не являлось пределом моих мечтаний, Ротберг.

— Тогда, я могу дать тебе шанс исправиться, Северус, — усмехнулся мужчина. — Мы можем вернуть все обратно. По крайней мере, мы обязаны. Неужели ты думаешь, что я проделал столь долгий, утомительно долгий путь, чтобы добраться до тебя как можно аккуратней и изощренней, зря? Даже в страшном сне я бы не связал себя узами брака с этой грязнокровкой, — Ротберг склонился над Гермионой, схватил ее за волосы и притянул к себе, — хотя, грех жаловаться, в постели она хороша, да ты и сам знаешь...

С этими словами Даркнес поцеловал Гермиону, которая едва ли соображала, что происходит здесь и сейчас. Мужчина провел своей рукой по шее девушки, опуская ее ниже, и, завершая свой поцелуй, полный ненависти, укусил девичью губу. Алые капли крови закапали на пол. Снейп почувствовал, как ногти впились в кожу, но не стал разжимать кулаки.

Ротберг ощутил вкус победы, который смешался с металлическим привкусом крови.

— Да, я женился на ней, чтобы стать ближе к тебе, — заявил он. — Я знал, что все так сложится. Я был частью этого. Почти каждый ваш шаг был написан мной, каждое слово было сказано раньше. Вы - мои марионетки, а теперь, я предлагаю тебе стать кукловодом.

— Твое предложение даже не будет рассмотрено, — выплюнул Северус. Отвращение к этому персонажу, мучавшему Гермиону, было безмерным. — Единственное, что я могу с тобой обговорить - так это жизнь Грейнджер. Остальное я решу сам.

— Ах вот как? А не думаешь ли ты, что я сделал это предложение из вежливости? — вопросил Даркнес и закатил глаза, будто поражаясь глупости собеседника. — Откровенно говоря, первоначально я хотел просто убить тебя, заставить расплатиться за предательство, за гибель Темного Лорда. Но потом я подумал, зачем же убивать такого сильного и хладнокровного соперника, который может стать союзником. Как же я ошибался! Видимо, твое предназначение - расплачиваться всю свою жизнь за свое ничтожное существование.

— Ты ошибаешься, Даркнес, — медленно проговорил Снейп, внутренне готовясь к решающей развязке и последующему финалу событий. Он напрягся и сосредоточился на том, чтобы все прошло так, как он задумал. — Я никому и ничем не обязан, кроме нее. Поэтому, единственное, что я считаю своим долгом - спасти ей жизнь. — Ротберг как-то странно посмотрел на него, а затем усмехнулся. — И боюсь, для этого придется пожертвовать твоей.

Снейп гордился своей способностью невербально колдовать. Это получалось у него молниеносно и четко. Но он еще никогда не пробовал использовать Аваду в качестве невербального заклинания.

— Ты действительно думаешь, что сможешь отнять мою жизнь, Снейп? — уголки губ Даркнеса дернулись. — Так просто?

Самое опасное заклинание. Сосредоточиться на том, чтобы отнять жизнь, не так легко, как думается.

Контроль разума. Дисциплина ума.

«Пора с этим покончить».

Прошло несколько секунд, чтобы Ротберг понял, что загадочно молчащий Снейп может что-то задумывать. Мужчина попытался использовать легилименцию, но наткнулся на идеально выполненный щит. Тогда, заподозрив неладное, он дернулся в сторону зельевара, выставив палочку вперед.

— Снейп!

Дисциплина ума.

«Авада Кедавра!»  

Не в этот разRead this story for FREE!