Часть 14

103 6 1


  Их встречи не носили деловой или рабочий характер. Да и они сами вряд ли могли бы назвать себя просто коллегами. Девушка поняла, что уже переступила черту дозволенного, но сделала она это осознанно, не поддаваясь минутной слабости. Теперь они виделись не только в его кабинете, или в лаборатории – появляться на глазах у публики они всё-таки не решались, но и в четырёх стенах сидеть они не могли. Окраины Запретного леса стали их убежищем. Иногда волшебники вспоминали о том, что у них работы не початый край и возвращались в подземелье, стараясь украдкой не смотреть друг на друга, полностью погружаясь в работу. Но и это было очень тяжело. Гермиона почувствовала радость жизни, получая удовольствие от свободы воли и мыслей. Ротберг не появлялся в поместье, Лектор ослабил свой надзор, но даже при мимолетной встрече в стенах замка старался зацепить девушку, кольнуть побольнее.

— Недолго тебе радоваться, пташка. Скоро муж твой вернётся и всё встанет на свои места.

Гермиона не придавала этому особого значения, и каждый раз старалась идти по пути меньшего сопротивления, чтобы не попасться на глаза Лектору.
Она снова воспользовалась каминной сетью. Девушка старательно оттряхивала свою мантию от летучего пороха, а Северус сидел в своем кресле, что-то скрупулёзно записывая.

— Я не отвлекаю?

Этот вопрос заставил зельевара улыбнуться. Если бы она знала, что он едва мог отвести взгляд от настенных часов, которые показывали ему время до их встречи, как он мысленно подгонял стрелки, лишь бы время проходило быстрее.

Но мужчина не озвучил свои мысли, лишь отложил в сторону перо и сухо ответил:

— Уже нет. Рад тебя видеть.

Гермиона наклонила голову, и каштановые кудри закрыли её лицо, на котором засияла блаженная улыбка. Снейп встал со своего места, обогнул рабочий стол и встал за спиной гриффиндорки.

— Если ты не против...

Мужчина кончиками пальцев расстегнул воротник мантии, галантно стянул её с девичьих плеч и повесил на спинку кресла. Табун мурашек пронёсся по телу, Гермиона прикрыла глаза. Такой невинный жест взбудоражил её сознание, ей хотелось отклониться назад и оказаться в мужских объятиях.
Северус затаил дыхание. Он стоял за её спиной, наблюдая за тем, как её плечи поднимаются, когда она глубоко вздыхает.

— Мы не пойдем сегодня на улицу. Отвратительная погода.

Девушка хихикнула. Северус сказал это с таким серьёзным тоном, словно озвучил приговор.

— У нас много работы? — с лукавой улыбкой спросила Гермиона, поворачиваясь лицом к зельевару. Они стояли так близко, что девушка чувствовала его дыхание.

— Нет, конечно, если ты хочешь, мы можем начать новое зелье, я как раз доработал рецепт и...

— ... Это очень заманчиво, профессор, но, я думаю, не сегодня.

Мужчина положил свои ладони на её плечи. Девушка вздрогнула и это не осталось без внимания. Северус провел рукой по спине, ключице, потом ладонь поднял к голове, скрываясь в прядях волос. Он опустил взгляд на ее грудь, плавно вздымающуюся и опускающуюся в такт девичьего дыхания, и тут же, смутившись, отвел глаза.

— Северус, это не аморально? —прошептала Гермиона, прикрывая глаза.

— Аморален твой брак, — отрезал зельевар. — Остальное в пределах разумного.

— Я не хочу уходить. Я ненавижу себя каждый раз, когда покидаю тебя, оставляя наедине с самим собой. У меня в душе творится то же самое, поэтому мне не сложно представить, о чем ты думаешь, когда я ухожу.

Северус ничего не ответил. Он приблизился к ее задумчивому и серьезному лицу и, ни о чем не думая, поддался внезапному порыву, проникнувшему в его сознание и отключившему разум: мягко взялся за талию, чуть придвинул девушку к себе и решительно поцеловал.

— Я сам ненавижу себя каждый раз, когда позволяю тебе уйти, — бархатным голосом проговорил мужчина.

От смущения Гермиона уткнулась Северусу в плечо.

— Давай, сегодня ты никуда не уйдешь. Ты не оденешь мантию, не возьмешь горсть пороха и не исчезнешь в этом проклятом камине, — поглаживая девушку по каштановым волосам, говорил он.

— Я не могу... — с дрожью в голосе сказала Гермиона. На глаза наворачивались слёзы, хотелось упасть и биться в истерике от собственного бессилия.

Гермионе вдруг стало не по себе. Внутренний голос вторил ей « Тебе пора. Уходи». Девушка виновато посмотрела на Снейпа, молча накинула мантию на плечи и подошла к камину.

— Я ухожу в последний раз. Я обещаю.

И уже через мгновение она оказалась в своей комнате. Девушка опустилась на кровать, расслабилась, начала обдумывать произошедшее, и тут хриплый голос с угрожающе веселыми нотками произнес:

— Дорогая, я дома...  

Не в этот разRead this story for FREE!