Часть 13

87 7 0


  Гермиона, понурившись, сидела в мягком кресле напротив Северуса, который, в свою очередь, выбрал себе место на диване. В камине весело потрескивал огонь, но в кабинете Снейпа было свежо, прохладно и в какой-то степени уютно, и ничто не могло помешать назревающему разговору.

— Я никогда не забуду эту предательскую дрожь в голосе отца. Они с мамой очень странно себя вели, после того, как я ненадолго вернулась домой, как раз после падения Волдеморта, — немного неуверенно начала Гермиона. — Папа очень часто пил какие-то таблетки, ссылаясь на мигрень, а мама просто не могла найти себе места. Сказать, что я была сильно обеспокоена – ничего не сказать. Я думала, всё, вот он покой и свобода, но как я сильно ошибалась!

Северус с сочувствием посмотрел на девушку. Он пристально наблюдал за её тонкими пальцами, которые нервно теребили края рабочей мантии.

— Потом мама не выдержала, и, когда отец отправился утром на работу, она молча вошла ко мне в комнату и села на край постели, — твердо продолжила повествование она. — Тогда я заметила, как сильно она постарела. Я увидела первые седые волоски на её голове, тоненькие морщинки в уголках её красивых глаз. И поняла, что в этом виновата только я, — девушка устало опустила взгляд тяжело вздохнула. — Она долго не знала, с чего начать. Но потом мама собрала волю в кулак, и, отважившись, рассказала мне, что у нас проблемы. Большие проблемы, — добавила она выразительно.

Северус поймал себя на мысли, что начинает нервничать. Сердце непроизвольно застучало быстрее, и он ощутил острую жалость к гриффиндорке.

— Она сказала мне, что я скоро выйду замуж, — тихо произнесла Гермиона. — Я расхохоталась, пообещав, что как только я окончу школу, так сразу же займусь поиском жениха. Думала, развеселить её. Но мама даже не улыбнулась. Её теплая сухая ладошка коснулась моей руки. « Всё очень серьёзно, моя девочка» — сказала она, — девушка сжала руку в кулак и закрыла глаза. — Тогда я напряглась и замолчала. Как оказалось, у нашей семьи были серьёзные проблемы. Что именно – я не знаю до сих пор, это семейная тайна, закрытая под семью печатями. Я до сих пор не могу понять, за что расплачиваюсь. Мама сказала, что мы многим обязаны мистеру и миссис Даркнес. Кто эти люди? Я не знала и, честно говоря, уже с той секунды у меня появилось дикое отвращение к ним. Мне показалось, что за то время, что шла война, весь мир перевернулся с ног на голову. Благодарность за их помощь была очень велика. Я должна была выйти замуж за их отпрыска. Эта новость повергла меня в шок. Я стала отнекиваться и просить всё переиграть, но слишком поздно. Назад дороги нет, — ее глаза блеснули. — Скрестив руки на груди, я твёрдо заявила, что не собираюсь играть по правилам этого странного семейства. Но она сказала «Либо замуж, либо можешь забыть о последнем курсе в Хогвартсе». Это точно сказала моя мама? Моя мама! – на глаза Гермионы навернулись слёзы, но давать выход эмоциям, как ей казалось, было еще рано.

— Она оставила меня одну, — с жаром говорила она. — Встала и ушла, хлопнув дверью, наверное, злясь на саму себя. Потом сказала отцу о том, что я в курсе всех событий. Мне пришлось согласиться. Интересно, как они хотели сообщить этим Даркнесам, что я ведьма? Это был единственный вопрос, который мучил меня на тот момент. Как оказалось, я зря переживала. Наши родители решили нас всё-таки познакомить. Я была явно не в духе, мне было ужасно плохо и отвратительно на душе, весь званый ужин я просидела молча, даже не притронувшись к еде. Мне даже не хотелось смотреть на него! Хотя, мама уверяла меня, что он умный, воспитанный, и что немало важно – порядочный молодой человек. И тогда Ротберг выглядел таким, показывая себя с лучшей стороны. Но даже его радушная улыбка не растопила моего сердца. И тогда наступил самый неловкий момент, которого я старалась избежать. Нас оставили вдвоём. Мне кажется, он хотел либо удивить, либо напугать меня, достал волшебную палочку и стал рассказывать, как ею пользоваться. Я сразу же расслабилась, но сделала вид, что очень увлечена и не ожидала такого поворота событий. Ну, а потом он просто заявил мне, что он маг, а я достала свою палочку и промолчала. Тогда всё было ясно без слов. Но это ничего не меняло, — процедила девушка буквально по слогам. — Да, ненависть поутихла, и я стала его уважать, но не любить и... Для родителей это был знак, что, может быть, у нас будет всё не так уж и плохо. А потом свадьба. Когда я покинула свой отчий дом и переступила порог его поместья, моя жизнь резко изменилась. Я стала рабом. Да это даже хуже, чем быть грязнокровкой в руках пожирателя. И вот уже третий год ...

Девушка замолчала, ожидая реакции профессора. Мужчина, опираясь на свои руки, подпирая ими щёки, внимательно смотрел на неё, а когда она закончила повествования, тут же выпрямился.

— Я не...

— Не знаете, что сказать. Не надо, не говорите. Мне достаточно того, что вы просто меня выслушали, — жар, с которым она говорила, поутих, исчез, и на его место пришел привычный холод.

— Гермиона, я не намерен оставить всё как есть, особенно после всего услышанного! — не отставал Северус.

— Я свыклась с этим, профессор. Я могу с этим жить, — грустная улыбка на лице.

— Но теперь я не могу.

Девушка подняла на зельевара взгляд своих карих глаз. Сколько же в этом взгляде было тепла и искренней благодарности!

— Мне пора, — прошептала она и медленно направилась в сторону камина.

— Не так быстро, мисс Грейнджер.

Северус подошел к гриффиндорке сзади и коснулся холодными пальцами ее руки.

Гермиона вздрогнула от неожиданности. Это прикосновение разбудило в ее душе неизвестное ей раньше чудесное чувство, которое подарило ей свет и надежду.

Она обернулась, вновь подняла глаза и обвила шею мужчины руками. Северус сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться и держать себя в руках. Во взгляде Гермионы причудливо смешивались печаль и надежда. Он не мог больше стоять столбом и протянул руку к ее лицу. Ладонь мужчины коснулась щеки Гермионы. Северус поразился гладкости и бархатистости ее кожи и ощутил внутри себя тепло и радость от того, что она все еще здесь. Девушка улыбнулась еще шире и, в свою очередь, окончательно осмелев, закрыла ладонью его глаза.

— Не открывайте глаза, прошу вас.

Ее голос был музыкой для ушей Северуса. Он мог ослушаться, крикнуть что-нибудь язвительное, обидеть, чтобы прогнать ее, но не стал этого делать. Мужчина стоял посреди своего кабинета с закрытыми глазами, слушая, как весело потрескивает огонь в камине.

Он услышал тихие шаги.

Потом характерный звук телепортации с помощью каминной сети.

Северус открыл глаза. Чудесное видение исчезло, оставив после себя лишь память о мимолетном прикосновении и горстку летучего пороха.  

Не в этот разRead this story for FREE!