* * *

40 8 1

Мэр уже переоделся в пижаму, а его жена потушила в доме все лампы, кроме одной, в спальне, когда в калитку постучали.

- Ох, кого там нам ещё принесло? - Эдгар спустился с лампой вниз по лестнице, накинул пальто и в мягких домашних туфлях вышел во двор. По голым щиколоткам неприятно потянуло сырым холодом.

Стук в калитку повторился, и из-за неё послышался знакомый голос:

- Эд, это я, открой.

- Вечер добрый, командир, - мэр отодвинул задвижку, впуская Феликса во двор. - Что стряслось?

- Поговорить надо.

Голос звучал глухо, сдавленный, как от сильной боли, и даже в слабом свете лампы Эд рассмотрел, что ночной его гость бледен до синевы, челюсти крепко сжаты, под острыми скулами лежали тени.

- Мать-Богиня, - ахнул Эдгар. - Что с тобой?

Но Феликс только молча кивнул в сторону дома - мол, не на улице.

Несколько шагов обратно до порога, а потом от дверей в гостиную показались Эдгару вечностью и даже хромать он стал сильнее обычного - а трость не захватил второпях. Что могло случиться? О смертельных случаях и надвигающейся опасности Феликс доложил бы немедля, если вообще у него было бы время зайти. Да и после всего пережитого вывести командира из равновесия может мало что. С какими же новостями пришёл он в этот поздний час?

В гостиной Феликс, не снимая крутки, присел к столу, хозяин дома ещё некоторое время возился со светильниками, и, наконец, устроился напротив гостя.

- Рассказывай.

Вместо ответа Феликс снял с пояса меч в ножнах и положил его перед Эдгаром на стол.

- Эд, я прошу тебя принять мою добровольную отставку. И разрешить мне уйти. Коротким путём. Я слагаю...

- Стой, стой, - замахал руками Эдгар. - Ты понимаешь, что будет, когда ты договоришь?

Феликс посмотрел на него, потом кивнул:

- Понимаю.

- Слова отречения нельзя взять обратно.

- Да. И тебе придётся меня убить.

- Творца ради, может, ты мне сначала объяснишь, что происходит?

- Я не могу вести людей, Эд. Мой рассудок не служит мне больше. Я только что мальчишку чуть не убил.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!