* * *

33 7 2

У Дерева Памяти белая, как морская соль, кора и тёмно-зелёные листья, будто отчеканенные из металлических пластин - маленькие острые клинки, звенящие на ветру.

Никто в городе не знал, что это за порода и никогда нигде не видел второго такого дерева. Самые старшие жители Ильты говорили, что оно выросло за одну ночь из семени, занесённого с пустошей в ночь Раскола - и теперь хранит память о тех, кто безвозвратно ушёл в туман.

Внизу, огибая холм, дорога ведёт к Лацвальду, а если посмотреть в сторону города, то можно увидеть Арсенал - приземистую каменную постройку, где хранились запасы оружия, доспехов и походного снаряжения. Направляясь туда, Феликс умышленно сделал крюк, взошёл на холм и долго стоял у дерева, гладя шершавую кору ладонью. Нижние ветви, сколько могла достать рука, были густо унизаны цепочками и ремешками с медальонами, которые тонко позванивали на ветру. Иногда мелодия становилась похожей на женский голос, поющий грустную, прощальную песню, иногда - на слёзные вздохи матери, провожающей сына. Феликс точно знал, где, на какой ветви висит медальон отца, на какой - его друзей, которых помнил по детству и которые однажды просто перестали приходить в гости. Немало уже медальонов он повесил здесь сам, переломив их своими руками. Если о врачах говорят "Новый врач - новое кладбище", то что тогда сказать о военных командирах?

Здесь же, у дерева, прощались с товарищами по оружию. Защитников, погибших в Приграничье, сжигали как можно скорее - считалось, что галхунды и накки могут прийти за отобранной добычей. Тела укладывали на сложенный хворост и накрывали полотном, вымоченным в огненной жидкости - порошком соль-гьяты, смешанным с крепким спиртом. Пламя от него горело нестерпимо ярким бело-золотым светом, сжигая человека в пепел, который улетал с горным ветром к далёкому морю.

...Его, Феликса, вряд ли проводят с почестями, если он сейчас допустит ошибку. У солдат, впавших в безумие, одна дорога - смертоносная игла и вечное забытье. Таких провожали молча, и когда костёр догорал, сразу расходились, не оглядываясь. Их медальоны не висели на ветвях - их отдавали друзьям или родственникам. Тем, кого победил страх и кому Раскол затуманил разум, здесь не было места.

Если сейчас окажется, что он заблудился в лабиринтах своих фантазий, развязка будет кровавой и короткой. Командир, восставший против собственной армии, другой не заслуживает.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!