* * *

42 9 3

- А друг-то твой северный успел уже отличиться, - сказал Эдгар, едва они поздоровались.

Приехали, подумал Феликс. С возвращением.

- Что случилось? - спросил он как можно спокойнее.

Расставляя на столе чашки и прочие кофейные принадлежности, мэр пересказал события недельной давности. В выходной день Нарта поймали на рынке два солдата из городской стражи - он ни того ни с сего набросился на пожилую женщину, повалил её наземь и пытался задушить.

- Потом, вроде, он сам одумался, отпустил её и даже извинился, но наши его всё равно под белы ручки да в прохладительную. Я потом сам приходил с ним побеседовать - это ж я думал, давать ему разрешение или нет, а потом всё-таки дал.

- Он как-то объяснил свой поступок?

- Говорит, голова закружилась, после болезни, и привиделось что-то. Что именно, не сказал, да я и не спрашивал. Мне, если честно, не очень во всё это верится.

- Где он теперь? Там же, в подвале?

Хорошо бы, чтоб в подвале, а не в горах по пути в Канну или ещё куда-нибудь - где его тогда искать? Но Эдгар только фыркнул пренебрежительно:

- Ага, ещё чего. Мне его ещё там кормить не хватало. Законно, преступления нет - никто не пострадал, женщина испугалась, конечно, но он принёс извинения, сознался, что виноват и не сопротивлялся страже - в общем, строил из себя паиньку как только мог. Так что его на следующее же утро отпустили - и он так и живёт в посёлке. Насколько мне известно, по крайней мере - от таких никогда не знаешь, чего ждать. Ладно, - мэр налил себе и гостю ещё по чашке. - Ты как съездил-то? Нашёл что-нибудь?

Феликс рассказал ему о пожаре в порту и о своём разговоре с отставным командиром, а также о странном письме отца. Достал медную копену, которую теперь носил во внутреннем кармане куртки, положил на стол. Мэр взял монетку, повертел в пальцах, зачем-то посмотрел на свет. Потом зажал в кулаке, постучал им по по столу - с досадой и даже с какой-то обречённостью. От недоверчивой иронии, с которой он тогда, ещё летом, выслушал догадки Феликса, не осталось и следа - Эдгар вдруг погрустнел. Покачал головой:

- Трудный будет год, командир. Готовься. Не все из нас его переживут.


* * *

Вечером того же дня Феликс пришёл на конный двор Гьяра. Нарта он застал одного - тот сидел на бревне у стены конюшни и мыл в пенной воде гребни, которыми расчёсывали лошадиные гривы.

Они поздоровались.

- Как тебе тут живётся? - спросил Феликс, присаживаясь рядом.

Северянин пожал плечами, не отвлекаясь от работы.

- Ничего.

И снова ушёл в какие-то свои мысли.

- Нарт, что произошло на рынке? - он решил не оттягивать разговор пустыми фразами. Нарт ничуть не удивился вопросу, ответил спокойно:

- Я уже рассказывал вашим. Только они мне не верят.

- Я тебе верю. Только, по-моему, ты не договариваешь. Тебе приходилось бороться и убивать, но ты не напал бы на человека среди толпы. Расскажи, что ты видел?

Нарт огляделся по сторонам с какой-то тревогой, даже затравленностью. Феликс заметил, что выглядит северянин очень усталым - хотя сам сказал, что живёт вполне неплохо. Потом тот придвинулся поближе к нему и негромко заговорил:

- Я тогда вышел из книжной лавки - Мальд просил бумаги для писем купить. На пороге остановился, чтобы в сумку положить - там ещё такая упаковка красивая, с лентами и восковой печатью, я её долго рассматривал. А когда голову поднял, то вижу - не рынок это, а совсем другое место.

- Какое? Наподобие того, что ты видел в горах?

- Нет. Чужое место, я никогда там не был. Какой-то город, безлюдная улица, дома старые, покосившиеся, вокруг никого. Вся дорога колёсами изрезана, грязь, морось. В тот день тут было солнечно, но клянусь, я чувствовал дождь. Прошёл несколько шагов, осмотрелся, и вдруг кто-то встал передо мной... Кто-то без формы, стал смотреть на меня, так, как будто душу вынять хотел. Я отшатнулся, побежал, налетел на кого-то, упал вместе с ним, схватил за горло... Очнулся посреди базарного ряда, на земле бабка какая-то лежит, я её душу, рядом корзина её валяется, вокруг народ в ужасе, стали меня оттаскивать... Потом стража набежала, меня схватили, увели. Дальше ты знаешь.

Он умолк и снова принялся за гребни. Домыл их, выплеснул воду, налил из бочки свежей прополоскать. Феликс думал.

- И как это, по-твоему, возможно? - спросил он наконец. - То есть... я полагаю, всё так и было, но как такое могло произойти?

Нарт покачал головой.

- Я не знаю. Но это... Не то, что я видел - я был там, понимаешь? Как будто переместился в пространстве, а потом обратно. Вроде как когда вышел на берегу там, в тумане. Но только это было совсем другое место.

- А этот, который смотрел на тебя - что это были за глаза?

Северянин перевёл на него взгляд, полный какого-то животного, еле сдерживаемого ужаса. Произнёс негромко:

- Я не говорил, что у него были глаза.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!