* * *

54 9 3

Феликс не любил вторую столицу. Ему куда больше нравился уютная старинная Орнейя, где он прожил последний год, время от времени покидая её по долгу службы - но всегда с радостью возвращаясь обратно. Расположенный в самом сердце страны, на живописных холмах, весной город тонул в ослепительно-изумрудной зелени и цветах всех оттенков, осенью красные крыши и высокие острошпилие башни стояли в золотом море листвы. Зимой старинные дома становились похожи на пряничные домики в сахарном снегу, а про лето и говорить нечего - оно было вершиной года, настоящим праздником. В Орнейе никогда не случалось такой мучительной жары, как в южных городах, и холодные ветры с моря не долетали туда, так что слово "непогода" в местном диалекте отсутствовало, а теми, кто говорил на высшем астрийском, почти не использовалось.

Римира была её полной противоположностью. Огромная - с сигнальной башни в порту не видать границ, шумная, омываемая холодным Серебряным морем и продуваемая всеми ветрами, она стояла на берегу, как своенравная, жестокая королевна в ожидании богатых подношений. Город принадлежал одновременно двум странам - Астривии и Канне, которая начиналась почти сразу за его верхним краем, и, казалось, вобрал в себя от каждой из них самое худшее. Толкотня и грязь на улицах, постоянные распри между портовыми бандами, войны старообрядцев с нововерующими, непрекращающийся поток всевозможного люда, стремящегося в порт и обратно - всё это никак не способствовало уюту. И даже красота приморских улиц, замок на берегу и множество чудес со всего света не восполняли отсутствия покоя.

А ещё здесь были квинны. Столицу двух государств (в Канне, кроме неё, насчитывалось ещё целых три, по количеству областей) они считали исключительно своим городом, в котором астрийцы живут на правах гостей с большой милости хозяев. Квиннские солдаты ходили по улицам в полном боевом облачении, свысока посматривая на местных жителей. Они не упускали случая похвастаться богатством и могуществом своей державы, поэтому их одежда, доспехи и оружие поражали количеством дорогих тканей, ценных металлов и камней, а также отделкой немыслимой сложности. Астрийских защитников они почти открыто не воспринимали всерьёз, держась в рамках взаимных договорённостей, но глядя снисходительно, как на детей, играющих в солдатиков. В квиннской армии существовал чёткий порядок подчинения и обращения младших к старшим, а его нарушения жестоко наказывались - нередко даже смертным приговором. Поэтому, к примеру, возможность рядового защитника говорить своему командиру "ты" и называть его просто по имени считалась у них откровенным разгильдяйством. Также квинны считали астрийцев безбожниками, не признавая их слишком свободных взглядов на веру. Хотя в обоих странах почитали Творца, Мать-Богиню и их Сыновей, но астрийцы не строили пышных храмов и святилищ, как соседи, не приносили богатых даров служителям, да и сами служители были, в основном, из простого народа и жили очень скромно, проводя большую часть времени за общением с прихожанами и молитвой. Всеё это создавало в Римире довольно сложную обстановку, которая в осенне-зимнее межсезонье, вкупе с мерзкой погодой, нагоняла тоску и желание убраться куда-нибудь подальше.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!