* * *

37 10 2

В том месте, где стояли ночёвки, были и другие постройки - намного меньше, с плотно завешенными изнутри окнами. Марк не сразу понял их назначение.

Через несколько дней после истории с мечом, проходя через двор, возле одной из таких построек он увидел Виктора. Тот стоял у двери, напряженно прислушиваясь. Вид у него был взволнованный, он беспокойно оглядывался, и, казалось, кого-то ждал. Марк подошёл поближе, спросил осторожно:

- Слушай, а что там такое?

Виктор его как будто даже не услышал. Тут из-за угла вышел Феликс, и Виктор бросился к командиру. Но тот лишь мельком глянул на него и взялся за ручку двери. Виктор ступил вперёд, заслонив собой дверь, заговорил дрожащим голосом:

- Феликс, пожалуйста. Я очень прошу, дай ему ещё два дня. Или хотя бы один. Пожалуйста.

Командир посмотрел на него уже более пристально, и, казалось, какое-то время раздумывал. Потом со вздохом, но решительно покачал головой.

- Виктор, мне жаль. Но нет. Мы и так ждали на два дня дольше положенного, а ему стало только хуже. Он становится опасен и он страдает. Это лучшее, что мы можем для него сделать. Мне правда очень жаль.

Виктор зажмурился и отступил на шаг, давая ему пройти. Феликс открыл дверь и шагнул вовнутрь, Виктор шагнул за ним. Марк, поняв, что сейчас произойдёт что-то страшное, собрался было тихонько исчезнуть куда-нибудь, но вдруг услышал своё имя. Командир снова вышел на порог, нашёл его взглядом, кивнул:

- Марк, зайди сюда.

Сердце гулко заколотилось где-то в горле и ладони похолодели, как опущенные в ледяную воду, когда он шагнул вовнутрь.

Единственную комнату освещала лампа под потолком. Парень, которого на прошлой неделе принесли с поста полуживым, лежал посередине комнаты на тяжёлой железной кровати, примотанный к ней широкими кожаными ремнями. Он хрипло дышал и был весь мокрый. От лохмотьев, в которые превратилась одежда, и от тонкого соломенного матраца шёл запах пота, мочи и экскрементов. Глаза, все в красных прожилках, бездумно смотрели в потолок, из уголка рта, раскрытого в бессмысленной усмешке, текла слюна.

Рядом стоял Вэрди, разложив на узком столе, на чистой тканевой салфетке, два стеклянных шприца с длинными тонкими иглами - один побольше, один совсем маленький, не толще мизинца. Окно закрывала белая полотняная занавеска, и в рассеянном свете за стеклом шприцов поблёскивал прозрачный раствор.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!