* * *

42 10 1

- Что за бродягу наш командир поймал в лесу, не знаешь? - спросил Олки как будто от скуки, но на всякий случай огляделся по сторонам. Рядом, кроме напарника по смене, никого не было. Впереди стоял стеной безучастный туман, сзади, за вышкой, колыхались серо-зелёные, как болото, лесные сумерки. Никаких звуков не доносилось до слуха, привычного к напряжённой тишине.

Вирт, лет сорока, с подёрнутыми инеем пшеничными кудрями и смешными редкими усами - равнодушно повёл плечом:

- Понятия не имею.

Он чистил меч, проводя по плоскости лезвия куском грубого льняного полотна. Сдул ворсинки с гладкой, как зеркало, поверхности, поднёс к глазам, осмотрел придирчиво. Потом снова принялся стирать какие-то невидимые пятна. Поняв, что больше не дождётся ни слова, Олки вновь заговорил:

- Говорят, он пришёл с той стороны.

- Ммм?.. - в голосе Вирта не слышалось удивления, скорее недоверие пополам со скукой.

- По-твоему, такое может быть?

- Хм...

-Тебе всё это не кажется странным?

- Угу.

Олки вздохнул. Подумал, потом, как будто бы тоже от скуки, спросил:

- Как ты думаешь, что там? Ну... за Расколом?

Тут напарник всё-таки поднял на него взгляд, но лишь усмехнулся:

- Без понятия, Олки. Можешь сходить проверить.

- Тебе совсем не интересно?

- Не настолько, чтобы я готов был умереть от любопытства. В прямом смысле.

- А если бы не пришлось умирать? Если бы ты так мог узнать, что там, ты бы хотел?

На этот раз, похоже, слегка удивлённый, Вирт подумал немного и ответил:

- Ну... Если бы кто-нибудь рассказал, я бы послушал.

Это было уже кое-что. Он решил пустить ещё одну пробную стрелу - не покажет ли противник своих позиций? А может, он и не противник вовсе, а скорее наоборот?..

- А ты когда-нибудь думал - вдруг там лучше, чем здесь? Вдруг там не край света, как теперь говорят, а что-то новое?

- Где там? В этой хмари гнилой? Что там хорошего?

- Не в ней. А за ней.

- Ты, парень, вот что, - тут Вирт отложил наконец свою тряпку, поднялся, хрустнув коленями - и Олки заметил, что серые глаза его потемнели, как небо перед грозой. - Я тебе, как хороший товарищ скажу - выкинь из головы этот бред. Выкинь, пока не поздно. А то оглянуться не успеешь - угодишь на койку с ремнями. Или... - тут он перешёл на шёпот и с опаской посмотрел вперёд, на границу, сжал рукоять меча. - Ещё сам уйдёшь туда, не заметишь как. Не оглянешься. Бывало дело, знаешь ли...

- Знаю, - вздохнул Олки. - Наслышан.

Потом они заговорили о чём-то другом. Смена прошла спокойно, и вернувшись в город, напарники попрощались у развилки, отправившись каждый по своим делам. А через две недели Вирта, с открытой раной на месте лица, положили в яму на Вечном холме, и волосы, которым не суждено было посеребреть, полыхнули огнём. Олки, стоя на краю ямы, пожалел об этом разговоре, но сожаления уже не могли ничему помочь.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!