* * *

43 11 1

Вскоре жара вернулась. И разозлённое тем, что дожди забрали его законное время, солнце жгло так яростно, будто собралось сжечь город дотла. К полудню улицы пустели и жители города, торопившиеся исполнить все свои дела в прохладные утренние часы, запирались в домах или рабочих помещениях, закрыв двери и окна лёгкими занавесками. На медной черепице хоть рыбу пеки, кружку воды выставь на улицу - через полчаса не притронешься. Грядки поливали водой из озера, спасая урожай, а у фонтана на площади перед ратушей собирались целые стаи птиц, купавшихся в радужных брызгах.

Феликс вернулся в ночёвку поздно, когда первая смена ушла, и всё снова затихло. Но жара не спадала даже ночью, и тёмный недвижимый воздух был липким и удушливым, как смола.

Он отвык уже от того, что бывает так жарко - в северной части страны лето было строгим и скупым на тепло, как красавица из высшего общества. А тут рубашка мгновенно промокала насквозь, так что всегда приходилось носить с собой запасную пару белья. Перед уходом на границу, если только не было тревоги, обязательно переодевались в сухое, потому что разницы температур и сырого холода сразу прохватывало до самых дальних уголков лёгких. Были даже случаи, когда, отстояв смену в мокрой рубашке, защитники умирали от воспаления.

Его комната в самом конце коридора давно была пуста. Марк на второй же день после приезда переселился в другое крыло, к новичкам, и, похоже, чувствовал себя там хорошо.

Вскоре Феликс с наслаждением растянулся на постели и закрыл глаза. Он плохо спал в последнее время, после встречи со странным незнакомцем. Теперь тот лежал в городском госпитале, под присмотром Марти и двух защитников, круглосуточно стоявших на посту у входа в палату. Из-за раневой горячки и общей слабости он так и оставался без сознания, и что-либо выяснить пока не удалось.

Если парень выживет (и останется в здравом уме, если горячка не заденет мозг), то можно будет узнать, как он попал по ту сторону Раскола и что там с ним случилось. Если он только не выдумал всё это для отвода глаз. Впрочем, хотел бы он выкрутиться - сочинил бы что-нибудь попроще, чему легко поверить. Получается, он действительно мог прийти с той стороны. Но как? Неужели там всё ещё есть люди?

С самой их встречи Феликса не оставляло странное беспокойство. Он не мог его описать, но мысли раз за разом возвращались к допросу, а ещё к постовому журналу, найденному в кабинете отца. И почему-то казалось, что эти два события как-то связаны.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!