* * *

39 10 2

Марку всё время хотелось есть. Кормили их вкусно и сытно, и разрешалось брать столько добавки, сколько захочется, но голод не унимался надолго. После завтрака, которого взрослому мужчине вполне хватило бы, чтобы прожить целый день без пищи, он тут же начинал думать об обеде, после обеда - об ужине, а в промежутках жевал куски хлеба с маслом, прихваченные с кухни в ночёвках или сдобные крендели, купленные в булочной. Засыпал он теперь мгновенно, уставший за день, но перед сном всё равно успевал помечтать о том, что можно будет съесть завтра. Он никак не мог понять, что с ним происходит и даже начал беспокоиться. То ли отъезд из родительского дома так подействовал, и хотелось чем-то восполнить привычный уют, то ли понимание того, что находится он теперь в самой опасной части страны, заставляло запасать силы впрок. А может, напряжённые занятия, к которым тело ещё не привыкло и количество нового вокруг делали своё дело - неизвестно, но только мысль о еде не покидала его ни на минуту.

Однажды она стала совсем нестерпимой и Марк понял, что если он немедленно что-нибудь не съест, то умрёт.

В тот день он всё утро провёл в городском архиве, выполняя задание командира, и поэтому на обед в ночёвки не попал. К полудню работы осталось всё ещё очень много, и стало ясно, что без подкрепления не прожить.

А работа ему досталась та ещё. Он устал от неё даже больше, чем от бега и занятий с мечом, и в глаза будто пыли насыпали - столько сотен страниц, исписанных разными почерками, он перелистал за утро. А смысла задания так и не понял. Феликс выдал ему список сданных в архив постовых журналов - десятка два, совершенно разных годов, велел просмотреть их и выписать все более или менее примечательные события с датами, которые там встретятся. Заодно, сказал он, и с документами познакомишься, это тоже дело нужное. А в чём главное дело - не объяснил.

Теперь, листая записи, Марк думал, что это всё же довольно жутко. Сколько людей уже погибло на постах - а ведь это только малая часть всего архива. В одном журнале, датированном весной позапрошлого года, он нашёл запись о крупном столкновении. Из мирных жителей не пострадал никто, но погибло целых тридцать защитников, и ещё больше получили ранения. Тогда накки и галхунды появились сразу в нескольких местах, группами и вели их два Всадника.

Марк уже знал, что Всадники опаснее остальных. По рассказам Виктора и Ромула, это очень сильные существа, похожие на накков, но в одежде и с длинными, с виду седыми, волосами. Всадниками этих существ звали потому, что они появлялись на белёсых лошадях без подков и уздечек, с костлявыми, полусгнившими мордами, быстрых, как ветер. Лица всадники закрывали масками из серой коры каких-то деревьев, которых никто на этой стороне Раскола не знал, одежда на них - длинный плащ с рваными краями - была сшита из вылинявших лохмотьев. Всадников видели редко, но если один из них показывался, это всегда означало, что будет серьезная битва - за ними приходило много накков и галхундов. Предполагали также, что Всадники каким-то образом управляют всеми остальными - то ли мысленно, то ли с помощью сигналов, неслышных и непонятных людям. В отличии от накков, которые очень редко используют оружие (в основном, примитивное - палки или острые камни), они орудуют пращой или острым деревянным копьем, а одного даже видели с чем-то наподобие сабли - к сожалению, убить его и как следует рассмотреть оружие не удалось, он ускакал назад в туман.

Ещё Всадники иногда затаптывали свою жертву лошадью. Некоторые защитники рубежа верили, что лошадь и Всадник - одно целое, и если убить одного из них, второй станет уязвимым и тоже погибнет. Но одолеть их было очень трудно даже опытным воинам и даже просто спастись от них практически невозможно. Марк сделал заметку в своей тетради, перелистнул страницу и подумал, что надо учиться как следует - никогда ведь не знаешь, что попадётся.

Довольно много было и других записей о человеческих потерях, не таких серьёзных. Хотя что считать серьёзным, думал Марк, старательно выписывая имена незнакомых ему людей в свою тетрадь. Вот один здесь не вернулся с поста, вот там двое, вот кто-то остался без глаз, без руки или ноги - разве это не серьёзно? Много попадалось и разных мелких происшествий, во время которых никто не пострадал, но какой-либо связи между всеми этими случаями он не обнаружил. Некоторые листы сплошь покрывали отметки "sinn akta", на других попадались бытовые замечания, вроде "Лампы и масло", "Вода в капану №4" и даже размашистая, леденящая душу запись поперёк страницы "Закончилась ВСЯ еда!!!"

Именно прочитав это, Марк понял, что ему срочно нужен перерыв. Уже все строчки перед глазами сливаются, да и пыльный стоячий воздух в подвале архива вниманию не способствует. А в трактире на углу можно купить горячей картошки с салом, а потом немного прогуляться по главной улице. Город хоть маленький, но красивый и ухоженный, а он и не рассмотрел ещё толком ничего.

Решив так, он отметил закладками страницы, на которых остановился, захлопнул тетради, и оставив всё на столе, направился к выходу. Вскоре он уже шагал по мостовой, разглядывая фасады незнакомых домов и предвкушая обед.

Он не мог видеть, как тяжелая дубовая дверь подвального зала, которая только что захлопнулась за ним, открылась снова. В пыльной тишине раздались лёгкие шаги, и тонкие руки с длинными красивыми пальцами взяли со стола тетрадь, пролистали - а потом положили обратно. Шаги неспешно удалились, дверь скрипнула ещё раз - и вновь наступила тишина.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!