Глава 5. Марево

33 10 2

После возвращения в Ильту Феликс нашёл свой меч в Арсенале - на той же полке, где оставил его семь лет назад, с именной биркой на рукояти. Это был длинный прямой клинок из очень светлой стали, с гардой в виде полумесяца, концами обращённого к острию и узкой двухступенчатой рукоятью, оклеенной чёрной кожей. Рукоять венчало гранёное навершие, а посередине гарды сверкал ромбовидный кристалл соль-гьяты - единственное украшение оружия, которое, на самом деле, украшением не было. В непроглядном тумане Раскола,. если защитнику случится в него зайти, луч кристалла указывал точно в направлении города, где находилось единственное в мире месторождение. По нему, как по компасу, можно было выбраться, потому что в тумане нет ориентиров и теряется чувство пространства. Впрочем, даже с лучом выходили далеко не все.

Клинок, довольно тяжёлый, чтобы наносить рубящие удары, был настолько хорошо сбалансирован, что вес его почти не чувствовался, гарда-лунница служила, кроме защиты рук, ещё и дополнительным оружием - её лезвием можно как ударить противника, так и зацепить, как стальным когтем. Навершие легко и удобно вращалось в ладони при движении меча, как головка кости в суставе. Совершенный в своей простоте инструмент, как нельзя лучше подходящий для своей цели. Здесь, на границе, где противниками были не вооруженные люди, а жуткие существа неизвестной природы, трудно представить что-то лучше. Знакомая рукоять потеплела, когда он взялся за неё, и сталь засияла заметно ярче. Меч как будто обрадовался возвращению хозяина, которого ждал всё это время.

Феликс решил взять именно его, а отцовский смазал маслом и, завернув в кусок мешковины, спрятал в кабинете на одной из верхних полок. Прежде чем оставить меч, он ещё раз коснулся лезвия сквозь тонкую ткань - в твёрдом металле, застывшей крови земли, еле ощутимо билась жизнь. Медленно, тихо, как бьется сердце в глубоком спокойном сне.

- Отдохни, - сказал ему Феликс. Выдохнул: - Я тоже очень по нему скучаю.

Ответа, конечно, не последовало, но сталь потеплела под рукой, а потом снова застыла, как лёд.

И только тогда он понял, что не давало ему покоя с той самой минуты, когда он взял меч в руки - давно, в первые дни после приезда.

- Вэрди, кто чистил оружие отца после его гибели? - спросил он доктора, встретившись с ним однажды по дороге к постам.

- Никто, - ответил тот. - Меч был в ножнах, когда мы нашли тело. Я его прямо так и отнёс Эду.

- То есть, он не успел его достать?

- Выходит, что так. Там много было галхундов, двоих как раз от него отогнали. И обычное месиво, которое после них остаётся... Если хочешь, я отдам тебе это воспоминание, но, честно сказать, глаза б мои на это не глядели.

- Спасибо, пока не стоит, но... тебе ничего не показалось странным?

- Я слишком много видел, командир, - вздохнул доктор. - Меня уже мало чем можно удивить, и... лучше не надо. А что до дела, то - странно немного, учитывая его опыт, но вообще такое случается. Эти твари слишком быстрые, и я много видел ребят, погибших в одно мгновение. Не таких, как Альберт, конечно, но, в конце концов, многое зависит от удачи. Иногда кто-то просто не возвращается.

Феликс кивнул и понял вдруг, как сильно ненавидит эту фразу.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!