- Что пропало?

Мальд зашевелил губами, вспоминая, потом принялся загибать короткие пухлые пальцы:

- Кус тканины белой, маха полтора будет - остаток, поверх других мотков лежал. Сыр козий - круг, чуть неполный - тольк перед тем от него отрезал. Серных палочек коробка. Флашка*

берёзовки. Всё.

- Хм... - это много для быстрой, необдуманной кражи. В руках не унесёшь, нужна сумка - значит, вор заранее имел намерение и подготовился. И лежат все товары на разных полках - их ещё найти нужно, а это небыстро, если заранее не присмотреть. Да и набор какой-то совсем уж странный. На оголодавшего бродягу не похоже, пьяниц в посёлке не водилось - да и зачем пьянице ткань?

Но вопросы эти остались в мыслях, а вслух он спросил:

- Больше ты ничего не заметил? Кроме упавшей табуретки?

-Ничего. Тут как раз ещё покупатели пришли, я Рови лишил продавать, а сам круг лавки бегом - в одну сторону, в другу. Думал, мож, след найду. Ничего. И хлебный день же, знаш - народу много, все куда-то идут, все что-то несут. Разве кого найдешь... И знаш, ещё что? - вдруг спохватился Мальд, заговорив ещё тише и Феликс наклонился к нему. - Деньги у меня на столе лежали, с последней продажи - я записать не успел. Целы. И ящик под прилавком, где выручка вся - тож. Всё цело, ничего не пропало.

Совсем странно. А лавочник тем временем сокрушался, горестно качая головой:

- И что ж то делается, командир? Кто это мог быть, думать не знаю. Но точно чужой кто-то. Совсем чужой. Свой бы даж с велик нужды не крал - разве я не дам в долг? Попросят - дам. Что я, не знаю людей, ком моя женка хлеб печёт? Чужак это, точн тебе кажу. И нехороший чужак. Нехороший...

Феликс думал. Бродяг в Приграничье видели редко - они держались поближе к столице и крупным городам, где легче было найти поденную работу, пропитание и какой-нибудь ночлег. И даже ежегодная большая ярмарка, на которой ардхи продают свои знаменитые на весь мир деревянные изделия, уже много лет подряд проходила в Тернилле. Когда-то именно она прославила Ильту, привлекая гостей даже из других стран, но после Раскола мало кто хотел ехать за покупками на край света, где не так уж редко на людей нападали жуткие твари. Так что пришельцев в посёлке замечали сразу, но, видимо, в этот раз сюда попал кто-то, кто умеет хорошо прятаться. Что ждать от такого гостя - неизвестно.

- ...шёл зачем?

- А? - он отвлёкся от размышлений, услышав голос Мальда рядом с собой.

- Я кажу, пришёл ты зачем? Что хотел?

- Да хлеба думал купить, - Феликс безнадёжно окинул взглядом пустые полки, на которых, он знал, с утра лежали румяные хлеба и ароматные лепёшки. - Но, вижу, разобрали уже всё.

- Годь *, - Мальд скрылся за дверью и скоро появился, неся четвертину хлеба в полотняной сумке. Протянул Феликсу.

- Вот, бери. Хоть чего-нид поешь, а то всё бегаш.

- Спасибо, Мальд, - он взял протянутый свёрток и сразу почувствовал в ладонях приятное хлебное тепло. - Сколько с меня?

Лавочник махнул рукой:

- Угощайся. Это наш хлеб, женка нам спекла. Через два дня снова буд - заходи когда смож, оставлю тебе.

- Спасибо. И, да, ещё вот что... - Феликс снова понизил голос - у прилавка как раз стояли несколько покупателей и Рови, старший сын Мальда, тут же подменивший отца, что-то заворачивал в вощеную бумагу. - Ты кому-то что-то рассказывал? О том, что случилось?

- Нет, - Мальд замотал головой в чёрных кудрях. - Женке даже нет. Она испугается.

- Хорошо. И не говори. Никому не говори, а сам прислушивайся. Может, что-то ещё узнаешь от людей. Если он как-то ещё себя проявит, пошли кого-нибудь за мной, я приду.

Попрощавшись с Мальдом, он вышел из лавки и огляделся по сторонам. Справа главная улица поселка впадала в широкую дорогу, которая поворачивала к городу, слева - терялась в жилом квартале, за которым начиналось поле, а за ним - приграничный лес. Значит, отсюда у чужака всего три пути - или южные городские ворота, или укрыться в лесу, или прятаться в посёлке - что рискованно, а он, судя по всему, очень осторожный. Отважится ли он проникнуть в город? Или предпочтёт оставаться вовне, время от времени совершая набеги?

Дело еще могло оказаться пустяковым - какой-нибудь случайный бродяга или поддавшийся пороку житель поселка, который, возможно, уже горько раскаивался в содеянном, страшась позорного наказания. Но что-то подсказывало Феликсу, что произошло что-то очень важное. Что-то неотвратимо изменилось, и кража - только проявление этого. Самое же главное пока скрыто, или ещё впереди.


* Флашка (искаж. астр. flache) - бутылка

* подожди (ардх.)

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!