* * *

44 10 3

Марк проснулся от ударов колоколов, таких громких, что от них дрожал серый утренний воздух и звенело в груди. Он не сразу сообразил, где находится и почему за дверью топот десятков ног, громкие голоса, смех, ругань, незнакомые имена. Но в следующую же секунду вспомнил всё и вскочил на ноги. Об побудке его вчера предупредил Виктор, и сказал также, что на утренние занятия нужно явиться обязательно и вовремя. Сам командир тут тоже часто бывает, когда не на обходах. В Приграничной армии только что прибывшие занимаются и живут вместе со старшими, все едят за одним столом и говорят друг другу "ты". Марк подумал, что это намного проще, чем, например, в столичной охране. Там в военном городке попробуй зайди на половину старших - сразу придётся объясняться. Кроме занятий, в обязанности новобранцев входила уборка всех общих помещений, чистка учебного оружия, помощь на кухне.

Вёл занятия один из старших защитников, Ромул.Он чуть ли не на голову возвышался над мальчишками, но смотрел не свысока, а вполне, как показалось Марку, дружелюбно.

- Пока просто повторяй за всеми, - сказал ему Ромул. - Порядок тренировки можешь потом прочитать в учётном журнале. Да смотри, старайся, но знай меру. Наша задача - размяться, а не загнаться до обморока.

Первой частью занятий оказалась пробежка по лесу. Сырой утренний воздух врывается в лёгкие, кровь приливает к застывшим за ночь мышцам, мир вокруг приходит в движение. Тонкие ветви деревьев касаются плеч и волос, за воротник падают прохладные капли. Марк очень старался не отставать, и был очень доволен тем, что бежал не в самом конце шеренги. А потом поскользнулся на мокрой тропинке, не удержав равновесия, и с высоты всего своего роста хлопнулся на спину - аж зубы лязгнули.

Он думал, сейчас над ним начнут смеяться и разозлился на себя за свою неловкость, но каково же было его удивление, когда бежавший рядом с ним парень остановился, и, протянув ему руку, помог подняться на ноги.

- Ты как? - спросил он.

- Ничего, - Марк осмотрел свою всю в грязи теперь новую форму, потом махнул рукой и они побежали дальше, догонять остальных.

После пробежки и зарядки, тут же, на свежем воздухе, все разобрали учебные, незаточенные мечи из длинного ящика под навесом возле одной из ночёвок.

- Ты полуторником-то рубить умеешь? - спросил Ромул, протягивая рукоять, перемотанную рыжей, кое-где растрескавшейся кожаной лентой.

- Я учился в университете...Только занятий у нас было совсем мало, но...у меня отличные оценки по фехтованию, - Марк почувствовал, как кровь прилила к щекам и вдруг показался самому себе очень глупым.

Ромул усмехнулся - снисходительно, но без тени пренебрежения. Объяснил:

- Мы не занимаемся академическим фехтованием. Мы тренируемся друг с другом, потому что это обязательно для всех защитников, но больше упираем на атаку - потому что твари эти учебников не читали и книжные приёмы тут не работают. У них оружие совсем другое - зубы, когти, они и голыми лапами задушить могут, и загрызть, и камнем голову размозжить. Так что лучшая защита - это нападение. Будешь только парировать и отступать - проиграешь.

После нескольких парных упражнений из классической школы длинного меча последовали несколько групповых - когда три-четыре человека атакуют одного со спины, а он должен вовремя обернуться и отреагировать. Ещё Ромул учил отражать удары с завязанными глазами, чувствуя движение противников. Он же показал Марку пару приёмов с гардой-полумесяцем - в ближнем бою иногда второй рукой хватают за лезвие (это приём называется "полумеч") и работают создавшимся рубящим углом. Так очень удобно бить в шею или по конечностям.

Несколько раз Марк ронял клинок, выбитый из руки, несчётное количество раз спотыкался и наталкивался на других ребят. Когда тренировка закончилась, он едва стоял на ногах, но вместе с усталостью его переполняло чувство глубокого счастья. Так бывает, когда, после мучительных сомнений и поисков, наконец оказываешься на своём месте.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!