* * *

61 12 2

Когда студент умчался, аккуратно примостив свою сумку в углу, Феликс вернулся к прерванному занятию.

Бумаг было много. Отец вёл обширную переписку с друзьями и сослуживцами из разных городов, собирал материалы по истории и военному делу, следил за исследованиями Раскола, которыми занималось сообщество городских учёных. Все записи аккуратно сложены, книги рассортированы по темам, пачки писем - по годам и именам отправителей, но всё равно уйдут недели на то, чтобы всё это разобрать.

Один из ящиков стола оказался доверху наполнен отчётами о денежных средствах на содержание армии. Книга прихода-расхода, заказы нового оружия и снаряжения, затраты на медицину, выплаты семьям погибших защитников...

Феликс вздохнул. А ведь и этим тоже придётся теперь заниматься. Хотя, может быть, удастся счетоводам Эда хоть что-нибудь спихнуть, надо будет спросить. Он задвинул ящик и выдвинул следующий, самый нижний. И замер.

...Два круглых деревянных жетона, с процарапанными, заполненными черной краской цифрами. Такие раньше покупали для путешествия на больших пассажирских лодках - одно время было слишком много бродяг, которые пытались перебраться на другой берег, не заплатив, поэтому кто-то придумал такие жетоны. Старый собачий ошейник. Феликс, коснулся знакомой медной пряжки, позеленевшей от времени. Кажется, бедного Грика пришлось тогда везти как груз, в багажном отделении, и он от этого был не восторге.

Их первое путешествие с отцом - тогда еще просто Альбертом, через всю страну, из маленького городка на Северо-Западе, сюда, в приграничный город.

Ещё в ящике целиком помещался деревянный меч в кожаных ножнах. Ножны Альберт

смастерил сам из старой сумки, приладил пояс и подвеску - точь-в-точь как на настоящем боевом мече с полумесяцем, который носил он сам. Он же объяснил, как правильно носить оружие, чтобы его легко и удобно было достать.

Феликс взялся за деревянную рукоять, на которой теперь даже все пальцы не помещались, потянул из ножен. Светлое дерево, отглаженное песочной шкуркой, тускло заблестело в солнечном свете.

Воспоминания хлынули, как снежная лавина с отвесной скалы.


* * *

Альберта он впервые увидел через несколько дней после смерти матери. Тогда маленький Феликс и Гектор остались вдвоем, и ни один из них не знал, что теперь делать. Гектор пытался заботиться о мальчике, которому едва исполнилось семь лет - приносил еду, сам варил кашу на завтрак и даже два раза оставался на ночь. Но совсем остаться он не мог - у него была своя семья, жена, сын, старше Феликса на три года, и недавно родившаяся дочь. О том, чтобы забрать его к себе, тоже не могло быть и речи. Жена Гектора, хоть и терпела его связь с другой женщиной, но о чужом ребенке даже слышать не желала.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!