* * *

71 12 4

Дружественные и весьма успешные торговые отношения с Ардхским эмиратом привели к тому, что многие астрийцы не могли прожить и дня без чашки кофе. Ароматные зёрна прибывали в римирский порт в огромных мешках и оттуда развозились посыльными по всей стране. Трудно было представить какой-нибудь астрийский город, даже самый маленький, без единой кофейни, а самая первая из них - "Синяя чашка" - появилась в Ильте почти два века тому назад. И каждое утро, если только не было по календарю большого праздника, на главной площади стоял густой запах крепкого кофе, пряностей и свежайших сливок.

Именно в этой кофейне начинал почти каждый свой рабочий день мэр Ильты, Эдгар, большой любитель кофе. Он был одним из самых первых посетителей, и все девушки-подавальщицы знали его, поэтому, как только он входил, одна из них тут же ставила на огонь маленькую медную кофеварку, добавляя к кофейному порошку красный сахар и несколько зерён кардамона.

Девушки знали, что мэр выпивает свою первую за день чашку за столиком у окна, глядя на просыпающийся город и беседуя с другими посетителями о разных делах, а после заказывает целый кофейник и поднимается к себе. Когда он уйдёт, они поставят на плиту кофеварку побольше, а потом отнесут медный пузатый кувшин с крышкой на второй этаж ратуши. Вечером Леонора, секретарша, принесёт его обратно, и оставит на полке рядом с кухонной дверью вместе со столбиком монет.

На следующий день после разговора с Феликсом Эдгар пил свой кофе дольше обычного. В этот раз он ни с кем не заговаривал, а на приветствия отвечал, как всегда, вежливо, но рассеянно. Время от времени он хмурился, тёр пальцами гладко выбритый подбородок, хмыкал, поднимал брови, как будто что-то решив, и опять крепко задумывался.

Вошёл служащий почты, с большой кожаной сумкой через плечо, заметно пустой. Он только что отнёс иногородние письма на станцию и теперь собирался выпить чашку чёрного у стойки, перед тем, как обходить городские почтовые ящики. Эдгар окликнул его, поздоровался и спросил:

- Ушла уже карета?

- Только что ушла, - почтовый отпил из крохотной чашки и потянулся к кувшину с водой. - Но если что-то надо срочно отправить, я могу забрать, пошлём с кем-нибудь.

Но мэр покачал головой.

- Нет, спасибо. А все места были заняты, не заметил?

- Я карету не видел, но, кажется, на связке у входа ни одного жетона не осталось. Значит, все продали на сегодня. Но точно не знаю.

Эдгар поблагодарил его и снова задумался. Потом допил свой кофе и ушёл.

Войдя в свой кабинет, он прикрыл дверь и долго ходил, хромая, из угла в угол, заложив руки за спину. Постучалась Леонора и внесла кофейник на подставке, с двумя горящими свечами под ней. Когда она ушла, мэр остановился у окна и долго смотрел вдаль, поверх черепичных крыш, а потом его как будто осенила какая-то мысль. Он засуетился, убрал часть бумаг со стола в ящики, из шкафа достал маленькую фарфоровую чашку с блюдцем и поставил её на стол, а рядом с ней поставил ещё одну, напротив посетительского кресла. Утвердив кофейник точно посередине стола, уселся на своё место и стал ждать.

Вскоре из соседней комнаты послышался звук открываемой двери, приглушенный разговор и Леонора снова постучала к нему.

- Господин мэр, к вам посетитель.

- Пусть войдёт, - Эдгар откинулся в кресле и сложил руки на животе, сцепив пальцы.

- Проходите, - сказала Леонора кому-то, пропуская его вперёд.

На пороге стоял Феликс. В дорожной одежде, опоясанный ножнами, с армейским мешком за плечами. Точно в таком же виде он появился в этом кабинете три дня назад, но растерянность во взгляде сменилась решимостью, серые глаза смотрели спокойно и с вызовом. С таким взглядом принимают бой - не рассчитывая на победу, но будучи готовым драться до конца.

Несколько секунд мэр и посетитель и молча смотрели друга на друга, потом Эдгар кивнул на кресло напротив и принялся наливать кофе. Феликс присел, так и не произнеся ни слова.

- Проспал? - спросил мэр будничным тоном, придвигая ему чашку.

Он слишком хорошо знал гостя. Знал, что тот до рассвета не сомкнул глаз, думая о своём решении, которое принял ещё вчера вечером, а может, даже раньше, по дороге в город - и уже тогда понял, что останется. Теперь будет казнить себя по любому поводу, и, наверно, однажды всё-таки не выдержит, скажет, что лучше бы не соглашался, но... Это ничего не меняет. Он станет отличным командиром, и, да будет на то воля Творца, удачливым. А с остальным они уж как-нибудь вместе справятся.

Феликс отпил кофе, поморщился от крепкого вкуса. Кивнул:

- Да уж, выспаться не мешало бы. Потом, наверно, уже не придётся.

На башне ратуши ударили часы, а за ними запели разными голосами литые колокола. Стая голубей вспорхнула с покатой крыши, встревоженная шумом, внизу по мостовой процокали лошадиные копыта и проскрипели колёса. Начался новый день.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!