* * *

132 16 1

Следующие два дня прошли быстро и беспорядочно. Погода стояла жаркая, над мостовой у ратуши колыхалось раскалённое марево, крыши старых домов, покрытые медной черепицей, сверкали на солнце, как чешуя огромной фантастической рыбы.

И может быть, именно от этой жары Феликса не покидало чувство мучительного, сковывающего оцепенения. Он как будто никак не мог проснуться, и заснуть толком тоже не мог - стоило ему закрыть глаза, лёжа на узкой отцовской кровати, как мысли и воспоминания тут же заполняли всё пространство дома, не оставляя места для сна и покоя. Он хотел побыстрее разобраться с делами, чтобы не задерживаться в этом городе, но ни на чём не мог сосредоточиться. Подписание бумаг о получении наследства заняло чуть ли не полдня и он едва прочёл их, положившись на порядочность Эдгара и его верных секретарей. Бумаги эти казались ему совершенной бессмыслицей и осознание того, что все указанные в них вещи больше не принадлежат хозяину "ввиду внезапной смерти и соответствующей утратой дееспособности" никак не приходило.

Он встретился с друзьями и сослуживцами отца - в маленьком городе на краю Раскола просто некуда деться от случайных встреч. Они обнимали его, что-то говорили, причём даже искренне - здесь, на границе, знали цену потерь. А он не чувствовал ничего, кроме рассеянной усталости, и руки, отвечающие на объятия, были как чужие. Правда, когда Елена, жена мэра, обняла его и долго гладила по голове, как ребёнка, то как будто встало поперёк горла острое лезвие, но слёз не было, и от этого становилось ещё тяжелее.

Среди всех прочих промелькнула встреча с Олки, другом детства, связь с которым когда-то внезапно оборвалась. Олки был одним из старших помощников погибшего командира, и, встретив Феликса в коридоре ратуши, старательно удивился.

- О, а я думал, ты не приедешь, - сказал он, даже не пытаясь скрыть презрение. - У тебя же там, в столице, столько дел...

Феликс не удостоил его ответом. Олки его терпеть не мог, а теперь, наверно, даже злорадствует, хотя... Отца он уважал, и, кажется, даже любил. Может, он даже получит теперь должность командира и успокоится, наконец, ну да Хёль с ним. Это уже, слава Творцу и Сыновьям, не его дело.

Вечером на третий день после приезда он вошёл в кабинет мэра, держа в руках пачку бумаг и несколько подписанных, незапечатанных конвертов. Сел в кресло, положил бумаги на край стола. Эдгар, что-то писавший на листе с гербовой шапкой, поднял голову.

Защитник рубежаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!