— Не больше, чем обычно, — хмыкнул он, повернувшись на бок и через пару мгновений засопев.

Адам был укрыт одеялом лишь наполовину, и я завороженно наблюдала, как с каждым вздохом его мощная грудь поднималась и опадала. Понаблюдав за ним ещё пару минут, я наконец рискнула встать с кровати. Коленки мгновенно дрогнули, грозя мне потерей равновесия, но я вовремя ухватилась за изголовье кровати, заметив, что от него уцелела лишь маленькая часть, именно та, за которую я держалась. И это Адам себя сдерживал? Когда я вспомнила моменты нашей ночи, сердце забилось в ускоренном ритме, а в горле, помимо боли, ещё и пересохло. Ломило все тело, и я никак не могла понять, это сделал со мной Адам или же обыкновенная простуда?

Подкравшись на носочках к креслу, где висела рубашка Адама, я быстро накинула её на себя, с опаской оглядываясь на кровать, где вроде бы уснул Адам, и при этом довольно замечая, что рубашка прикрывает все мое тело. В последний раз взглянув на спину Адама, я выскочила из комнаты, максимально тихо закрыв за собой дверь, чтобы Адам не услышал, и про себя отметила, что ходить действительно тяжело, как и обещал когда-то Коллинз. Каждый шаг отдавался несильной болью во всем теле, но больше всего боль сконцентрировалась между ног.

Сейчас мне было чертовски нужно было обдумать то, что произошло между нами. А рядом с Адамом это сделать было бы невозможно.

Выйдя в коридор, я сразу заметила заветную дверь в ванную и быстро прошмыгнула туда. Как только я увидела своё собственное отражение в зеркале, то невольно ужаснулась. Черт возьми, когда он успел сотворить со мной такое? Вся шея была покрыта багрово-фиолетовыми отметинами, губы были искушены и потрескались от сухости, на руках и ногах в некоторых местах синяки, многие из которых отдавались легкой болью при касании. Волосы превратились в абсолютное воронье гнездо, а нос покраснел так, будто я на протяжении нескольких часов резала без перерыва лук. Но больное горло и красный нос меня сейчас не волновали. Меня волновало количество синяков, так щедро оставленных Адамом по всему моему телу. Когда он успел, черт подери? И это называется нежностью? Раздражение начало медленно накрывать меня, и, стиснув зубы, я сбросила с себя рубашку Адама, которая полностью пропахла им и напоминала мне о ночи, после которой я осталась буквально покалечена. Не забыв закрыть дверь на замок, я залезла в душевую кабину. Как только горячие струи воды соприкоснулись с моим телом в тех местах, где Адам не пожалел своих сил и оставил свои метки, я зашипела сквозь зубы от новой волны боли, пронзившей моё тело. Привыкнув к этим ощущениям, я прислонилась лбом к холодному кафелю и, прикрыв глаза, позволила себе проявить слабость. Как я могла так бездумно отдать этому человеку то, что на протяжении долгого времени берегла для того, кого всем сердцем полюбила бы? Для того, кто не стал бы меня оскорблять и угрожать в любом удобном случае. Для того, кто, черт возьми, не стал бы пренебрегать моими чувствами, чтобы доказать мою «ревность». Боже, как же было легкомысленно с моей стороны лишиться девственности с тем, кому мои чувства были абсолютно не важны.

В Браке С Дьяволом.[18+ ]Прочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!