27. Стокгольмский синдром.

2.7K 128 29

Попытка провальна. С другого листа.
Есть жертва, преступник, дом.
Кусай мои губы, считая до ста.
Я твой Стокгольмский синдром.
Джио Россо

Наше время

К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

Наше время.

И наступило это долгожданное завтра. Оно настало для Аннабелль, как обычно. Больничные будни начинаются рано – в восемь утра. Морган принимала душ, корча лицо от болезненных ощущений. Аннабелль почти не вставала с постели, и при даже самой непродолжительной ходьбе - ноги превращались в вату. Затем, девушка совершала променад до больничной столовой и пила чай с овсяным печеньем. Аппетит никогда не был особо высоким, но сейчас каждая крошка становилась нужной организму. И после утренних забот, Морган возвращалась в палату. Чаще всего, Белль читала или ждала. Ждала новостей или Ронана, который, кстати говоря, обещал прийти. Воттерс-Кляйн оплачивал Аннабелль отдельную палату, где девушка могла делать все, чего ее душа только не попросит. Блондинка не слушала бесконечные разговоры других онкобольных, не становилась той, кого расспрашивают...Меньше всего на свете, Аннабелль хотела говорить с какими-то незнакомыми людьми. Заперевшись в палате, девушка доставала свой любимый скетчбук, рисовала несколько часов, читала любимого «Фауста», а потом — ложилась спать. Сон становился ловушкой. В болезни Белль больше не видела сны. Будто выключили телевизор после долгого просмотра.

Но в этот день, сон все же пришёл.

— Аннабелль, куда ты забралась? — слышался чей-то незнакомый голос.

— Никуда. К звёздам, — отвечала девушка, глядя в белую пустоту.

— Звезды далеко. Тебе не добраться, — продолжал ее туманный собеседник.

Аннабелль прошла по полупрозрачным коридорам в своём белом платье, почти свадебном. Вдалеке, на бесцветном фоне, горели золотые огоньки, влекущие за собой.

Здравствуй, Аннабелль [Редактура]Место, где живут истории. Откройте их для себя