Глава ХХ

1.4K 104 33

Шэнь Ляншэн уловил благоухание османтуса. До осени оставалось еще много недель, но цветущий круглый год османтус в углу двора уже обзавелся бутонами и источал нежную сладость.

Окруженный ароматом, он не спеша пробежался по нескольким фехтовальным техникам, и, вернув свое оружие в ножны, тут же поймал взгляд мужчины у окна, смотрящего на него поверх книги. Их глаза встретились, и мужчина беззаботно опустил свою голову и продолжил чтение святых писаний.

«Цинь-дайфу, - Шэнь Ляншэн подошел к окну со сцепленными за спиной руками и спросил. - Сколько страниц ты прочел за эти два часа?»

«Естественно немало, - быстро ответил Цинь Цзин, не отрывая глаз от страницы. Не показывая и капли застенчивости, он даже выстрелил ответным вопросом. - Шэнь-хуфа, ты купался в целебном источнике сегодня?»

«Разве не Цинь-дайфу предложил мне пойти туда вечером? - поднял брови Шэнь Ляншэн. - Или это приглашение искупаться вместе?»

«Шэнь-хуфа, ты выдумываешь», - почти мгновенно ответил доктор, но выражение его лица было не совсем в порядке. Хотя его лицо все еще было уставлено в книгу, уши мужчины медленно, но верно приобретали красный цвет.

«Цинь Цзин, - мужчина протянул руку над подоконником и закрыл книгу. - Нет пользы в чтении, если при этом твое сердце далеко».

«И откуда Шэнь-хуфа знает, что это так?» - он наконец посмотрел вверх, а его губы изогнулись тонкой аркой.

«Откуда я знаю? - Шэнь Ляншэн метнул на него взгляд. - Последние два часа ты смотрел в книгу или на меня?»

«Ха... - до этого он был взволнован словами мужчины, но теперь стал похож на вареную свинью: кипящая вода больше не действовала на него, он перегнулся через стол и шлепнул Шэнь Ляншэна по лицу. - Эй, красавчик, ты слишком скромен».

Он должен был знать, что не стоит соперничать вербально с мужчиной, который осмелился бы руководить красильней, выучив лишь названия трех цветов.

Шэнь Ляншэн поймал руку доктора и притянул его, чтобы утихомирить этот его дерзкий ротик.

Сладкий аромат османтуса украдкой проник между их губ и задержался на кончиках языков, мгновенно стимулируя вкусовые рецепторы.

На какой-то момент он растерялся. Он ощущал переполняющее его чувство удовлетворенности, но этого было все еще недостаточно. Затем у него возникла абсурднейшая идея: он хотел ферментировать мужчину, которого целовал, пока они были разделены подоконником, в бутылку вина со сладким османтусом и пить его остаток своих дней.

Жить, чтобы страдать / Living to SufferWhere stories live. Discover now