В итоге, она вернулась по своей воле, не прошло и года. Благодаря Шэню Старшему она избежала главного наказания за предательство. Вместо этого она подверглась мучительному процессу, который был буквально «горой кинжалов и морем огня». Затем она дала смертельную присягу,

поклявшись при этом своей душой, и только потом вернула себе место в секте. Будучи очень талантливой и больше не допуская ошибок, она была восстановлена в должности танчжу, когда Шэнь Ляншэну было семь или восемь.

С ранних лет от природы одаренный и находчивый, Шэнь Ляншэн должен был добиться больших успехов в боевых искусствах. Единственным несчастьем было то, что мальчик был таким же упрямым, как его отец, и обладал еще более холодным сердцем. Никто не видел на его лице улыбки или слез, с тех пор как ему исполнилось три. Мяо Жань дразнила его, говоря, что такая ледяная кукла, как он, может просто растаять, если слезы, наконец, вырвутся на свободу.

Отец Шэнь Ляншэна получил серьезную рану в молодости, которую так и не смог полностью исцелить. Мужчина знал, что проживет короткую жизнь, и поэтому с самого начала учил сына: «Пост хуфы достанется тебе рано или поздно, но ты не принадлежишь ни мне, ни самому себе. Твоя судьба - быть оружием, защищающим секту».

Шэнь Ляншэн был разумным мальчиком и принимал каждое слово отца близко к сердцу, пока где-то лет в семь не столкнулся со своим первым препятствием на боевой тренировке. Тогда он спросил отца: «Как человек может быть оружием? И как можно стать оружием? Боюсь, я не смогу сделать это».

«Тебе нужно время, чтобы поразмыслить о самоотверженности, - ответил его отец. - Тебе лишь нужно запомнить вот что: во всем этом мире, ты найдешь убежище лишь в Секте Син».

Шэнь Ляншэн погрузился в раздумья. Его отец подумал, что он слишком мал, чтобы понять идею и решил привести в пример Мяо Жань: «Посмотри на тетушку Мяо и ее выдающиеся навыки. Когда она улизнула из секты, мы послали уйму людей, которые искали ее целых шесть месяцев, и все безрезультатно. И что случилось потом? Она вернулась сама. Ты просто должен помнить, что даже если в один день ты станешь достаточно сильным, чтобы пронзать небеса и сверлить землю, единственное место, куда ты можешь вернуться - здесь. Иероглиф «Син» содержит клинок, и в этой жизни ты - это син, а син - это ты».

В то время Шэнь Ляншэн все еще был близок с Мяо Жань и даже звал ее тетей. Это был первый раз, когда он услышал о том инциденте, и, отметя в сторону свои проблемы, он разыскал Мяо Жань и попросил рассказать все детали.

Жить, чтобы страдать / Living to SufferWhere stories live. Discover now