Глава X

1.3K 58 4

Цинь Цзин погрузился в глубокий сон, но когда он проснулся, солнце взошло еще не полностью. Бумага на окне была тускло серой.

Обнимая одеяло, он какое-то время смотрел на окно, прежде чем заметил, что ему сменили одежду, и он не ощущал какой-либо липкости или дискомфорта. Его удивило, что в этот раз Шэнь Ляншэн потратил на это время.

Он покинул постель и сделал несколько шагов. Вероятно, мужчина нанес новый слой лекарства, так как он чувствовал легкую влагу и прохладу в задней части тела. Ходьба немного тревожила раны, но они не были серьезными. Он достал свое хлопчатобумажное одеяние и надел его, прежде чем ополоснул лицо и рот в чаше у кровати. После этого он открыл дверь, и в него ударила струя влажного зимнего ветра южной страны. Горизонт медленно светлел, но невдалеке виднелись густые черные тучи, которые позже могли принести холодный дождь.

Цинь Цзин таращился на небо, пока холод не просочился под одежду, заставив его дрожать. Только тогда он вспомнил, что нужно поспешить на кухню и вскипятить немного воды, чтобы согреться. Он повернулся и увидел, как от кухонной трубы поднимается дым. Тонкая нить дыма походила на одинокого призрака, борющегося в сером свете зари за несколько ярдов, чтобы затем неохотно рассеяться.

«Ты все еще здесь?»

Цинь Цзин неспешно подошел и наблюдал из-за двери, как Шэнь Ляншэн готовит кашу. Только когда у него зачесалось в носу и он чихнул, Цинь Цзин перешагнул порог и закрыл деревянные двери за спиной, отсекая тем самым изрядную часть холода.

«Который час?» - как только двери были закрыты, в кухне стало еще темнее. Цинь Цзина тянуло к единственному источнику света - свечению печного огня, он взял стул, чтобы сесть и погреть руки.

«Середина Часа Змеи[1]», - спокойно ответил Шэнь Ляншэн, открыв доктору то, что солнце уже давно взошло. Только потому что погода была плохой, и небо было пасмурным, солнца все еще не было видно в такой час.

«Зима определенно пришла рано в этом году», - согревшись у печи, он снова начал ощущать сонливость и зевнул. Стул казался ему очень неудобным, так как его пятая точка и поясница были слабыми. Краем глаза он зацепил Шэнь Ляншэна и облокотился о ногу мужчины. Зевнув еще раз, он позволил векам сомкнуться, словно его лишили сна.

Шэнь Ляншэн позволил ему опереться о свою ногу и не отвечал на его болтовню. Спустя момент, однако, Цинь Цзин почувствовал на своей голове руку, нежно расчесывающую его распущенные волосы.

Жить, чтобы страдать / Living to SufferWhere stories live. Discover now