2. POV Зеро.

2.5K 84 2
                                                  

  POVЗеро
Тишина давит на сознание. Хочется либо поговорить, либо заснуть, чтобы не чувствовать его взгляд. Куран, засранец, уже час смотрит на меня, и время от времени одаривает ухмылкой.
Да, выгляжу я сейчас как баба. Но, ему какое дело? Надеюсь, мы сейчас приедем, а все это попросила Юки, чтобы увидеться со мной. А Куран злится, и решил помучить немного! Шанс конечно мал, но все же.
- Ты сейчас прямо как надувшаяся девушка.
Ну да, лучше бы он молчал! Дразнить меня собрался? Сам с собой разговаривай. Мне это совсем не интересно.
- Зеро...
Его рука схватила прядь моих волос, и пропустила сквозь пальцы. Я вздрогнул. Его действия вводят меня в ступор. Пугают. Зачем он это делает?
- Мягкие...
Что? Он слишком близко! Я хочу, чтобы он отодвинулся!
- Не мог бы ты отодвинуться? Ты в моем личном пространстве.
Сделал лицо погрубее и повернулся в сторону Курана. Я должен показать, что мне он не нужен!
Лучше б я этого не делал. Его холодный, слегка сощуренный взгляд означает только то, что он зол. Я уже отвык от него.
От замашек тирана, от его желания убить меня. Я все еще помню, что он говорил мне почти каждый день. Что-то на подобии:
- Ты живешь только потому, что тебе позволяю я, чтобы ты защищал Юки в мое отсутствии.
Зачем же в тот день он позволил мне жить? Что им двигало?
А? Что?
- Что ты делаешь? Отпусти меня придурок! Ай! Нет...
Куран подтащил меня к себе, а затем усадил на колени.
Я отталкивал его, брыкался, и даже попытался укусить Канаме, но он прижал меня к себе, и рукой забрался под юбку.
- Не смей! Слышишь? Я убью тебя!
Его рука гладила мои бедра, душа протестовала. Стало очень страшно. Он не может так поступить. Он так сильно меня ненавидит, что хочет взять меня силой?
- Не смей меня трогать!
Вырываться практически не получается. Хочется заплакать. Нет. Только не перед ним!
- Зеро, вырываться - бесполезная затея. Ты же уже это понял?
Мурашки пробегают по позвонкам. Как бы я не протестовал, мое тело предательски реагирует на него.
- Стой!
Его рука забралась ко мне в трусы. Воздух сперло. Внизу живота стягивался противный узел. Было горячо. Эмоции глушили. Куран ласкает меня. Чертов Канаме Куран, вампир, который любит Юки, ту, которую люблю я, держит на руках меня, не давая возможности вывернуться из объятий!
- Ублюдок! Я вынесу пушкой тебе мозги! Отпусти меня! Мммм...
Говорить стало тяжело. Слезы сами наворачивались на глаза. А из меня предательски вырывались стоны, я дышал через раз. За что? Чем я так нагрешил?
Самое страшное, что я получаю удовольствие. Его запах не душит, он обволакивает, подчиняет.
Из-за этого я не могу использовать свои силы.
- Остановить, Куран...
Не надо... Мы оба будем сожалеть...
- Зеро, я не делаю ничего такого. Всего лишь удовлетворяю свою пару. Мы же теперь семья...
Он улыбается? Как он может так говорить?
- Канаме... Ахмм... Зап... Запомни... Мы никогда, слышишь? Никогда не станем семьей...
Последние буквы растаяли у него на губах. Он целовал подчиняюще. Его язык лез в самую душу, выворачивал, заставлял ни о чем не думать. Дышать... Мне нужен воздух. Я хочу на свободу.
Он ускорил темп рукой, и, простонав ему в самые губы, я выгнулся и кончил.
Канаме разорвал поцелуй, и как всегда ухмыльнулся уголком губ. Слезинка прокатилась по щеке. Он смотрел мне в глаза.
Он унизил меня.
Опустил на самое дно. Я получил удовольствие от его руки. Я ничего подобного не ощущал никогда. Что мне делать?
- Сейчас со слезами на глазах и искрами огня, которые там горят, ты выглядишь великолепно. А в платье, с задранной юбкой, смазкой между ножек и каплями спермы, ты выглядишь правильно. Именно так, ты будешь выглядеть очень часто, на протяжении вечности, Зеро. Я остановился только потому, что мы почти приехали.
Он... Серьезно? Я не выдержу. Лучше подохнуть.
- Тогда просто убей меня, Куран. Я не буду раздвигать ноги перед таким как ты! Я лучше бы отдался Ридо! Да любому, только не тебе!
Слова сами вырвались. Нет. Я не это имел в виду! Точней, не это хотел сказать. Почему мне кажется, что я задел его? На мгновение, показалось, что я причинил ему боль своими словами...
- Вот как? Что ж, тогда может мне исполнить твое желание?
Куран зарылся правой рукой в мои волосы и резко, но не больно, потянул вниз.
- Ты сам сказал, что раздвинешь ноги перед ними. Я могу дать тебе
это. Но перед этим научу.
Нет... Не делай этого. Куран... Ты не можешь!
Страх прилип к горлу, когда представил чужие руки на мне. Самое страшное, что его руки, чужими я не посчитал.
- Ну, чего ты молчишь? Ты на полном серьезе рассматриваешь данное предложение? Плохой мальчик!
Куран нажал на пульте кнопку, и в следующую секунду, непроницаемое стекло опустилось. Я испуганно дернулся в сторону, но меня снова потянули за волосы, а другой рукой усадили лицом к нему.
- Мисао, до места назначения едь длинным путем. Очень длинным!
Далее кивок водителя, и стекло снова задвинулось.
Длинным путем? Зачем? Что он собрался делать?
- Продолжим наш разговор?
Его рука залезла под треклятую юбку и опустилась на попу. Только не это! Не может быть! Он же не собирается...
- Стой! Что ты делаешь! Ммм... Ублюдок...
Его палец юркнул между половинок, и он вошел.
Во мне его палец! Я стал вырываться как в последний раз. Бился в немой истерике и пытался избежать его легких поцелуев. Я снова чувствовал, что дышать становится тяжелее, а мозг тускнеет на фоне дикого для меня удовольствия.
- Куран, пошутили и ладно! Отпусти меня...
- Давай сыграем в игру? Ты подчиняешься мне, прекращаешь вырываться и получаешь удовольствие, либо я возьму тебя в особняке, и Юки это «случайно» увидит.
Что? Он не может так со мной поступить. С ней так поступить!
- Ты не можешь... Ты любишь ее...
Он добавил второй палец и начал разрабатывать меня, задевая что-то внутри. Меня выгибало, я старательно давил стоны и пытался делать каменное лицо, но возбуждение и усилившийся запах говорили сами за себя.
- Что ты выбираешь, мой маленький Зеро?
- Ублюдок!
Втягиваю когти, которые впивались ему в плечи, и крепко обнимаю, стараясь не думать ни о чем.
- Правильный выбор, малыш.
Третий палец, его вторая рука в моих волосах и поцелуй.
- Прекрати давить стоны. Я хочу их слышать! Ну же, малыш. Не противься.
Пальцы поменяли угол и я захлебнулся. Позорный стон вырвался против воли. Его свободная рука блуждала по груди, и пощипывала, поглаживала сосочки. От этого я готов был плакать. Как мне быть? Все это мне нравится. Я ненавижу его, но то, что он со мной делает, насилием не назвать!

Я никогда не занимался сексом, тем более таким. Получается, я ему девственность отдам?
От собственных мыслей я покраснел. Отдам? Я уже согласен?
Хотя, лучше так, чем перед Юки. От 4 пальца стало больно, и я сжался, уходя от его ласк. Нет, я не готов.
- Малыш, расслабься. Я наложу заклинание, и будет совсем не больно. Ну же, насадись на мои пальцы, ты обещал быть послушным.
Он ломает мою гордость.
Я подался назад, насаживаясь на пальцы, хозяина которых я ненавижу, выпуская стоны, которые уже невозможно сдерживать.
Я чувствовал его копошение, как вжикнула молния на штанах. Стало страшно. В голове рождались тысячи идей как убежать

Не хочу. Я не хочу этого. Юки... Прости.
Твой альфа изменяет тебе с твоим другом.
По щекам покатились слезы. Я сильный. Всегда был сильным. Душил эмоции, но Куран, кажется, что-то сломал.
- Не плач, малыш, ты скоро забудешь все, что тебя волнует, и просто станешь моим, просто не пытайся сбежать, я быстрее. Ты же, без зазрения совести, собирался отдаться другим. Это - твое наказание. Прими его, и запомни!
- Нет! Ахммм...
Боль вспыхнула и резко потухла под его напором сил, губы сминали мои, а из глаз градом лились слезы. Он смог. Его можно поздравить.
Он сломал меня. Потопил гордость. Заставляет налаживаться на него, и получать удовольствие. Я чувствую его руки на моем теле, множество укусов-поцелуев. Сбившееся дыхание. Тихие, грубоватые стоны и мутный взгляд, которым он на меня смотрит. Юки, прости меня. Я не должен быть тут. Это твоя судьба.
Куран невозможен. Холодный и осужденный. Я всегда ненавидел его, но, вместе с тем, и восхищался. Это моя тайна.
Мы не подходим друг другу.
- Куран... Ммм... Прошу... Прекрати, ааа...
Темп, как и угол, поменялся, и я захлебнулся. Стонал и держался за него как мог. Голос срывается на хрипы. Удовольствие внутри стягивалось в тугой узел, хочется кончить и умереть. Даже не знаю, чего больше я желаю.
- Кстати, Зеро, если ты хочешь, можешь переспать с кем-нибудь другим, я не врал на счет этого. Только вот...
- Аххммм... Хватит...
Темп нарастал, а толчки стали грубее, причиняя боль, которая тонула в удовольствии...
- Если ты так опрометчиво поступишь, я убью их всех, а тебя запру, и ты не увидишь света, мой малыш.
Куран вдалбливался в меня, и, не смотря на такую грозную речь, нежно целовал. Либо я, либо он сошли с ума. А может мы оба сумасшедшие?
Канаме слишком нежный для того, кто ненавидит меня. Я слишком послушен для того, кто против этого. Зачем ты рушишь все мое представление о мире? Меняешь? Подводишь к самому краю, заставляя причинять боль Юки?
- Канаме, за что?
Я посмотрел ему в глаза, прохрипев свой вопрос, прогибаясь в спине, от очередного толчка.
- Ты любишь Юки. Вот и весь ответ. Я стану другим, когда ты избавишься от этого глупого чувства.
Дальше слов не было. Только стоны и шлепки.
Я был на грани, метался, а меня придерживал Куран, и задавал темп.
Когда темп дорос до невозможности, я уже не мог издавать звуков, опустил голову ему на шею и, вдохнув аромат, понял, что значит истинность пар. Наши запахи скручивались и оставались друг на друге.
Нет! Он - чертов мудак. Все будут чувствовать на мне его запах, а на нем - мой. Все поймут. Как смотреть им в глаза?
- Ублюдок. Какой же ты мудак. Ненавижу тебя! Как ты мог?
Пытаясь высвободится из его объятий, бил его и брыкался. Я подмялся под него, что бы Юки ничего не знала. Но, ей все равно станет известно обо всем!
- Остановись, ты навредишь себе. Чего ты взбесился? Малыш, не испытывай мое терпение. Я никогда не был нежен и мил. Тебе не избежать этого!
Грубый толчок, который бьет по простате. Противоречие удовольствия и злости. Стон вперемешку с ругательствами. Его магия, после которой тело ослабело и сопротивляться стало невозможно, и запах, который сглаживал углы. С ним невозможно разговаривать. Причиняет боль и одаривает безразличием. Я не обязан подчиняться.

- Куран... Я люблю Юки. Отпусти меня, я не хочу причинять ей боль нашей истинностью...
Говорить тяжело, я шептал, простанывая окончания слов, вдыхая запах кожи. Сил держаться просто нет. Хочется укусить, но нельзя. Мешать кровь, особый ритуал. После него расстаться невозможно.
- Ты уже ее предал, мой малыш. Увел ее любовь. Бедная девочка, тебе не стоит попадаться ей на глаза.
- Юки... Прости...
- Не стоит звать кого-то другого в постели со мной!
Шлепок по попе, и меня, схватив за волосы, подтянули к себе. Поцелуй. Еще один. До потери пульса и сознания, до огня внизу живота. Он прав. Я предал ее. Стону, насаживаясь на член вампира, которого она обожает. От узла, который набухает внутри меня, становится еще тяжелей мыслить. Даже нет сил слезть, оттолкнуть. Он входит до основания, и меня пробирает дрожь, тело выгибается, ударяясь грудной клеткой об его. Расстояние минимальное, я кончаю, пачкая его накаченную грудь. Он делает несколько движений внутри и, кончая в меня, оттягивает за волосы, прокусывая кожу.
Метка. Я снова в ловушке. С узлом внутри. Сейчас я чувствую, что он не отпустит меня. Я не хочу находится здесь. Видеть всех тех, кто знает меня прежнего. Мое тело предало меня. Я больше не тот охотник. Я вообще не охотник. Сейчас я жертва, которая пала к ногам охотника.
- Куран, мы должны уехать отсюда. Без Юки. Прошу...
Я чувствовал горячую кровь, что стекает по моим ключицам, его язык, и тихое согласие, когда он оторвался от трапезы.
- Обязательно, малыш, я не оставлю тебя здесь. И я рад, что ты сам об этом просишь. Но сначала, укуси меня.
Укусить? Мозги вставали на место долго. Оргазмы до сих пор прошибали, и мурашки бегали по позвоночнику. Но его слова вернули землю.
- Нет. Куран, нет! Не заставляй делать этого. Прошу тебя, ты пожалеешь об этом поступке. Пока не поздно, прекращай эту игру. Мы не любим друг друга. Мы пара по ошибке. И вообще, ты кончил в меня? А дети? Господи, а вдруг я...
- Залетел? Зеро, мы обязательно это сделаем, после течки. До нее залететь ты не сможешь. Либо ты кусаешь меня, либо мы едем к Юки в гости. Она и так разбита, тебе ее не жалко?
Как всегда. Жестокий. Невозможный. Эгоист. Только вот я не испытываю ненависти. От этого еще страшнее.
- Я не буду тебя кусать. Хочешь, поехали к ней, мне нужно поговорить обо всем с Юки.
Его рык напугал меня. Я вздрогнул. Сил на эмоции не осталось. Я устал от его напора. Хочется спрятаться, укрыться. Инстинктивно прижался ближе и провел носом по шее. Ненависть граничит с безумием. Я не понимаю, чего хочу. Есть дикое желание уйти, и приятное чувство, что просит остаться.
- Не испытывай моего терпения. Я уже многое спустил тебе с рук. Вел себя сдержанно, чего тебе не хватает? У тебя нет выбора. Либо ты соглашаешься и делаешь то, что я прошу, либо я сам делаю это, но с последствиями для тебя. Зеро, почему ты так рьяно пытаешься сбежать?
Сбежать? Он - идиот? Я всегда был свободным, ему до меня не было никакого дела, а сейчас я будто бы дорогая ваза, с которой он носится. Даже Юки не была удостоена такой чести. Все из-за запаха. Ошибка природы. Из-за нее страдает дорогой мне человек. Должен быть шанс это исправить. Он не может меня любить. Почему я чувствую легкое разочарование?
- Снова думаешь о ней?
- А, что? Откуда ты знаешь?
- Ты всегда улыбаешься, когда речь идет о ней. Для остальных ты словно кукла. Никаких эмоций. Сегодня я увидел тебя без маски.
Усмешка снова тронула его губы, а рука в сотый раз зарылась в волосы, поглаживая.
- Мне понравилась моя ранимая, злая, немного вредная и чувствительная омега. Только вот знаешь, не смей думать о других. Вообще. Либо я избавлю от мешающей тебе памяти о Юки и прочих.
- Куран, какого черта? Ты ведёшь себя, как чертов ревнивый женишок! Что с тобой такое? Ты и так причинил мне боль, тебе мало? Сломал, унизил, растоптал гордость. Хватит! Я - не игрушка и не вещь, сам имею право распоряжаться жизнью!
- Видишь ли, Зеро, я и есть твой женишок. Отец наших детей, вся твоя жизнь, и знаешь, чего не хватает? Любви. Ты должен меня любить. Мы - истинная пара. Это естественно. Не Юки, малыш, а меня. Твоя любовь должна быть моей. Я хочу этого больше всего.
- Сердцу не прикажешь, Куран. Я ненавижу тебя. Ты сам поймешь, что твоя игра бессмысленна. И хватит при любой возможности тянуться к моим волосам! Когда мы приедем, найду ножницы и отстригу их.
Узел спал. Я слез, а по бедру потекла его сперма. Стыд почему-то затопил меня, и я наверняка покраснел. Куран минуты две приводил себя в порядок, а потом снова усадил к себе на колени и прижал к груди, поглаживая по волосам.
Я пытался возразить, но речи мои были проигнорированы, а я смирился с таким положением и, вдыхая его аромат, почувствовал спокойствие и защищенность от тяжелых мыслей. Это глупо. Куран принудил меня к сексу, угрожал, а сейчас гладит по голове и целует в макушку. Что с ним произошло?
Все сказанные мной слова похожи больше на ложь. Нет никакой ненависти. Но, я всегда ее испытывал, и это кажется мне таким привычным.

- Зеро, если ты отрежешь хоть миллиметр, я накажу тебя. Методом, который заставляет тебя краснеть, стонать, плакать и умолять глазами о продолжении.
- Я не умолял тебя о...
- Помолчи. Хватит препираться. К Юки мы не поедем. Я устал. Из города уедем через неделю.
Я промолчал. Неделя Ада. После мы уедем в другой город. Туда, где никого нет. Я не смогу жить в одном городе с Юки. А после, Куран наиграется, и я получу свободу. Сейчас я балансирую над пропастью. Чувства словно ком.
- Эту неделю ты проведешь в особняке. Кроме меня и дворецкого, там никого нет. Мне нужно будет уладить дела, не знаю, сколько это займет по времени. Не пытайся разузнать о Юки и искать с ней встреч. Не делай глупостей эту неделю и все будет хорошо. А теперь спи...  

Парочка.Место, где живут истории. Откройте их для себя