Глава 3. О грюлях и прочих

47 12 2

Чтобы увидеть вычитанную версию, зажмите Ctrl+Shift+R

Приятного чтения!


  По пути к главной библиотеке Ксевана Селена заблудилась, залюбовавшись местной архитектурой, однако плутание по узким улочкам помогло ей привести мысли в порядок и вернуть привычные хладнокровие и безразличие. Разговор с Адамом невероятно взволновал Древнюю: она начинала рассуждать сама с собой об отношениях между ней и другими охотниками и приходила в отчаяние. В душе пускало корни и расцветало белыми лилиями невянущее отчаяние.

Гадкий, невыразимо гадкий мир, где она обречена на вечное одиночество.

Этот мир ей совсем не нравился. Но что делать? Будет ли после смерти лучше? И будет ли что-то вообще? Может, только в их гильдии все боятся даже допустить мысль о том, что кому-то можно довериться? Только стены умеют слушать и впитывать в себя эмоции и настроения. Поэтому Эрионд такой мрачный. А Ксеван... Он солнечный и дышащий роскошью. Значит ли это, что и люди здесь другие?

Но Ксеван недолго оставался приветливым. От главной библиотеки, находившейся в невероятных размеров горной пещере, своды которой утопали во тьме, веяло могильным холодом. Внутри Селену встретили мрак и сырость, которые явно не пошли на пользу тысячам книг, хранившимся здесь. С трудом верилось, что это был самый главный и самый большой комплекс библиотек в мире. Гордость не то что страны, а всего материка!

Арнелл с лёгкой тоской вспомнила древнего, как мир, хранителя знаний, заведующего библиотекой Эрионда. Старик был готов превратить жизнь любого в сущий кошмар, если с его бесценными книгами что-то случится. Она знала об этом не понаслышке, потому что большую часть своей жизни в Мрачном замке провела именно в библиотеке. «Объять необъятное» — такова её цель, смысл жизни. А бессмысленное махание мечом оставьте тем, кто грезит о подвигах и славе охотника. Как жаль, что большинство этих «героев» забывает про важный пункт охотничьей жизни — раннюю смерть. Селену это совсем не интересовало. Она хотела жить долго, может, и не совсем счастливо, но с пользой для себя и простых людей.

А в результате Древняя стояла у входа в обитель мнимых библиотекарей и содрогалась от холода и предстоящей работы.

— Вам здесь не рады! И ваши сомнительные услуги здесь никому не надобны! Убирайтесь, пока стража не выволокла вас из города.

Селена прислушалась: до неё эхом доносились знакомые голоса и обрывки фраз. Медленно и тихо она направилась к источнику шума, и в тусклом свете ей удалось разглядеть Джона, Адама и какого-то мужчину в длинной тёмно-синей рясе, с большой связкой ключей на поясе. Это, верно, смотритель.

— Ух ты, да я успела к самому интересному!

Тэй дикой кошкой выскользнула из полутьмы и с лукавой улыбкой приблизилась к Селене.

— Давно ты здесь?

— Не дольше тебя, но чуть меньше Адама, — ядовито усмехнулась осквернённая. — Смотрю, как двум умудрённым жизнью охотникам перебирает косточки какой-то старикан с ключами.

Охотникам редко кто был рад. Они скорее чувствовали, нежели узнавали, что где-то завелась злобная тварь, и чумой приходили в город, неизменно оставляя после себя разруху, а иногда и смерть. Да и по закону императора за свои «сомнительные услуги» могли запросить кругленькую сумму: от трёх золотых. На эти деньги небольшая семья батрака может жить достаточно долго, кто-то умудрялся растягивать на полгода. А эти... Эти и четырёх месяцев прожить не могут, но дерут так, словно они личная гвардия императора. Самим охотникам, конечно, очень хотелось знать, куда деваются такие баснословные деньги, но... видимо, этому суждено остаться тайной.

В город, где появлялось то или иное уродливое творение Тьмы, направлялся отряд церковников — Стражи Рассвета — и доверенные лица Совета Старейшин, которые совместными усилиями доводили дело до конца: принимали меры, чтобы подобная тварь не вернулась (обычно она возвращалась), наказывали виновных в её появлении... Это был новый виток головной боли для жителей. Поэтому охотникам всегда предпочитали наёмников. Хоть и брали они за свои такие же сомнительные услуги иногда даже дороже, но за ними не следовали Стражи Рассвета.

Появление охотников предзнаменовало скорую беду. Неудивительно, что им мало где были рады. И Селену это очень злило: её ненавидели уже за то, что она родилась, а теперь будут ненавидеть ещё и за то, кем она стала. Может, ей выжечь на лбу надпись «Лишили выбора»? Может, хоть так станет легче?

— Что, не нравится роль жалкого ничтожества, выпрашивающего работу, бесполезного куска знаний? — усмехнулась Тэй, наблюдая за тем, как долго, с презрительной ненавистью Селена прожигала взглядом — к счастью, только взглядом — спину смотрителя. Если старик почувствовал это, то стоит отдать ему должное: держался он чересчур хорошо.

— А где Розали? — неожиданно спросила Арнелл, как будто забыла о своей ярости.

Тэй непонимающе оглядела Древнюю, прежде чем криво усмехнуться.

— Она решила начать поиски с другого крыла.

— Поиски чего? — нахмурилась Селена. — Того, что можно украсть? Это одна из причин, почему нас всех не любят.

— Не любят нас не поэтому. Мы — бездомные оборванцы и разбойники со всего света, которые могут законно ободрать до ниточки любого богатея. Кому понравится преклоняться перед таким мусором, как мы? А что касается Розали, то... отнесись с пониманием: она спустя столько времени вырвалась на свободу.

— Как будто её насильно приволокли в Мрачную крепость. Начать с другого крыла... Джон ни за что не поверит в это.

— Тогда сделай так, чтобы поверил.

— Но сначала нужно сделать так, чтобы нас не вышвырнули из города.

Коротко вздохнув, Древняя вышла из-за стеллажа и уверенным шагом направилась к старику в рясе, минуя более опытных товарищей. Джон с Адамом, вероятно, привыкли к такому отношению, но Селена вряд ли когда-нибудь сможет. Гордость — всё, что у неё есть.

— Извините! Вы не подскажете, где я могу найти крыло с исторической литературой? — Её дрогнувший от волнения голос зазвенел в тишине.

Смотритель замялся, как только на сцене появилось новое лицо. Видимо, он не признал в Арнелл охотника. И неизвестно, хорошо это или нет.

— Это крыло временно закрыто... Оно... оно... на реконструкции! Да, на реконструкции. Извините.

— О, правда? Почему же? — всплеснула руками Арнелл. Её сестра всегда так делала, когда была слишком раздосадована. — Не потому ли, что там завелись маленькие, мерзкие, жестокие твари... Как же их?.. Совсем забыла... Ах, да! Грюли. Они что, вам помогают с этой вашей надуманной реконструкцией? Или вы, наверное, хотите возразить мне, убедив, что у вас всё под контролем? Или вы уже начинаете забывать, всё ли у вас под контролем? А себя вы ещё помните? О, не волнуйтесь, это ненадолго. Кажется, вы напуганы... Да, вы напуганы. А теперь ответьте честно, не нам, а себе: наши услуги не нужны?

Смотритель библиотеки, отступающий от взбешённой каким-то пустяком магессы, упёрся в стол и коротко вскрикнул. Сейчас любая нечисть показалась бы в тысячу раз милее и приятнее, чем озлобленно шипящая, подобно ядовитой змее, Селена, поэтому старик оставил связку ключей, видимо, от библиотеки и поспешил ретироваться, бросив не самое приятное напутствие охотникам.

— Ну ты, Арнелл... Ни такта, ни совести... Чудовище малолетнее... — только и вздохнул Адам.

— А что, я что-то не то сказала? — невинно улыбнулась Селена в ответ.

За стеллажами раздался хохот Тэй.

А в Эрионде опять веснаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!