Дом, милый дом

532 44 1

  Салон самолета кажется через чур переполненным. Стюарды из четырех бет и одной омеги ходят между рядов, с щелчками закрывая верхние полки с сумками, взятыми пассажирами в ручную кладь. Места Линна и Роберта по иронии оказываются ровно противоположно от меня. Я расслабляюсь, опустив подлокотник, в то время, как на двух соседних местах со мной сидят неугомонные, неусидчивые дети. Один ребенок, что ерзает на кресле у прохода, высовывается в него, тяня руки и махая ими кому-то впереди. От любопытства чуть приподнимаюсь, вытягивая шею: через несколько рядов, обернувшись, дитю улыбается омега, приставив указательный палец у губам, мол, сидите тихо и никому не мешайте.

  Самолет взлетает и быстро набирает высоту. Вот, на табло гаснет "Застегните ремни", беты в оранжевых пилотках начинают развозить напитки, потом еду и еще что-то в узких высоких ящиках. Насмотревшись в иллюминатор и заскучав, я невольно увлекаюсь рассматриванием альфы Линна. Мужчина, насколько хорошо мне видно отсюда, читает какую-то книгу на французском, изредка еле заметно хмурясь, чаще с увлеченным видом перелистывая страницы. Его профиль видится мне изысканным, местами даже нежным и мягким. В какой-то момент я понимаю, что не могу оторвать взгляд. Красота Роберта кажется необычной, его лицо хочется рассматривать, а лучше запечатлеть на холсте.

  Я и сам очень недурен собой, но, несмотря на то, что многие мною очаровывались, со вторыми половинками мне всегда не везло. Может быть, рок какой или просто не судьба, черт его знает. Альф я ненарочно привлекал своим сладким запахом спелой вишни с персиковыми нотками, поэтому потом приходило отторгать слишком перспективных резкостью и острым языком, который, видимо, "слишком правильно" подвешен. Но один раз дружеские отношения чуть ли не дошли до настоящих любовных. Мне было пятнадцать, ему восемнадцать. Мы ходили гулять, рисовали в переулках граффити, вместе смеялись над ерундой и пили колу из одной баночки. Все закончилось, когда по своей доверчивости и глупости, не подумав, но по настоятельному приглашению, пришел к альфе домой. Нет, клянусь, никогда больше не поведусь на обещанный целый мешок сладостей. Любил ли я его? Скорее, как старшего брата, и первый поцелуй был предназначен точно не ему... Мне так казалось тогда, и сейчас я думаю, что поступил верно, влепив парню смачную пощечину, когда тот полез целоваться.

Через пару часов мы уже в главном аэропорту Флоренции. Люди, идущие за получением багажа, из аэробуса, на котором мы летели, кажутся ордой, движущейся разорять земли. Сразу выстраиваются очереди в паспортный контроль, и все это так тягомотно, что хочется просто отсюда поскорее свалить. С потерявшимся из виду Линном мы чудом встречаемся на стоянке такси.

На грани: ты мой океанПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!