2

7.6K 306 3


  Я медленно развернулась на голос и уставилась на Сехуна. Он лежал на кровати абсолютно голый и довольно смотрел на меня, еле заметно улыбаясь. Его светлые волосы торчали в разные стороны после сна, но даже сейчас он был очень привлекательным. Впрочем, это вряд ли спасет Сехуна от моего желания его избить.

— Что ты сказал? — медленно проговорила я, и мой голос звучал явно недружелюбно.

— А куда это ты собралась в моей одежде? — он кивнул на клетчатую рубашку, которую я накинула на голое тело.

Трусики я так и не нашла...

— Футболкой ты вытер...хм, — я запнулась и отвела взгляд в сторону, вспоминая события прошлой бурной ночи. Где были мои мозги? Наверное, когда у меня во рту язык Сехуна, мой мозг пакует чемоданы и валит, не оглядываясь.

— А трусики ты не хочешь забрать? — он выудил из-под подушки мои черные кружевные стринги и начал крутить их на пальце. Я сжала кулаки.

— Послушай ты, малолетка, — рявкнула я, и Сехун от неожиданности уронил мои трусы. — Быстро верни мне ключ и трусы, понял?

— Ты бы еще заорала: верни мне потерянную девственность, но это не наш случай, — Сехун с довольным лицом откинулся на подушки и не спеша потянулся, вытягиваясь во всю длину.

Я на секунду залюбовалась его смуглым мускулистым телом, но тут же себя одернула. Не время, Мирэ, не время любоваться красивыми ногами и другими выдающимися частями тела данного молодого человека.

Сехун широко улыбнулся и продолжил:

— Это ты можешь Крису в Китай позвонить и...

— Закрой свой рот, О Сехун-ши, — снова рявкнула я и злобно глянула на парня.

Мне не хотелось думать, что я была настолько тупой и пьяной вчера, что не заметила, как он украл ключ у меня из-под носа и затащил меня к себе в квартиру. Неужели он все спланировал? Как стыдно...

— Где твои джинсы? — я оглянулась вокруг, но их нигде не было видно. — И почему мой ключ у тебя вдруг оказался? Ты же вчера сказал, что не видел его?

Сехун вместо ответа с улыбкой наблюдал, как я рыскаю по комнате в поисках его джинс и злобно чертыхаюсь.

Похоже, вся ситуация его забавляла.

— Если ты меня поцелуешь, я отдам тебе ключ, — предложил Сехун и подмигнул мне, увидев, как вытянулось мое лицо.

— Да я лучше жабу поцелую, чем тебя, — фыркнула я и продолжила поиски.

Я очень хочу поехать домой, залезть в горячую ванну с пеной и отмыться от всего того, что произошло прошлой ночью. Я вся пропахла О Сехуном. Хочу забыть его и все это, как страшный сон. К тому же, в ванной я увидела, что у меня на шее два засоса и один — на груди. Что со мной происходит? Я веду себя как глупое животное, которое поддается инстинктам.

— Вчера ночью ты была более сговорчивой, — рассмеялся Сехун и похлопал ладонью по кровати. — Давай еще поспим, сейчас только восемь утра, куда ты собралась?

— Подальше от тебя, извращенец, — прошипела я, раскрывая створки шкафа с одеждой, но этих долбанных джинс нигде не было.

— Они под кроватью, — любезно подсказал Сехун и показал пальцем на пол возле себя.

— Ты их прятал, что ли? — разозлилась я, приближаясь к парню. Он сел на кровати, с интересом наблюдая за моими перемещениями. – И, прошу тебя, оденься.

Я остановилась и недовольно кивнула на парня, который, не стесняясь, полностью обнаженный сидел на кровати и нагло улыбался. Айггууу, что за страсть к оголению. Я понимаю, что у тебя офигенное тело, но, малыш, нуна не собирается с тобой трахаться с утра пораньше. Отдай мне ключ, и я исчезну через пять минут, а ты тут забавляйся, сколько влезет.

Благо, ты мальчик большой и знаешь, что делать. Правая рука тебе в помощь. Или ты левша?

— Ты правша или левша? — мой вопрос поставил Сехун в тупик. Его глаза округлились, а наглая ухмылка исчезла с лица.

— Что, блин? — спросил Сехун, задумчиво глядя на меня. — Я левша.

Ну, значит орудуй левой рукой, малыш.

— Поздравляю, — я пожала плечами и приблизилась к его кровати.

— Отодвинься подальше, — я погрозила ему пальцем, глядя на голое тело парня. Сехун хмыкнул и перекатился на другой край кровати, потом спрыгнул на пол. Я встала на колени и заглянула под кровать:

— И где же джинсы? — я уже начинала злиться, ведь кроме упаковки от презерватива здесь ничего не было. — О Сехун, ты, обманщик, где мой ключ?

Я высунула голову из-под кровати и поднялась на ноги. Мне уже надоели эти игры в кошки-мышки, безумно хотелось одеться и поехать домой, да и просто не видеть этого наглого мальчишку, который так ловко развел меня на секс, а сейчас просто издевался.

— Нуна, я пошутил, джинс там нету, — Сехун через пару секунд оказался возле меня и обнял меня сзади, вжимаясь голым телом в мою спину.

Как же ты меня задолбал своими недошутками. Мне уже хотелось плакать от отчаяния.

— Отпусти меня, — приказала я, пытаясь выкрутиться из его сильных рук, которые сомкнулись на моей груди.

— Нуна, останься, мне одиноко, — прошептал мне на ухо Сехун, но для меня это не звучало, как хорошая идея.

У мальчика гормоны играют, секса хочется. А я... Что я? Я его сонбэ, я его ненавижу и вообще, пошел он к черту.

— Сехун-ши, отодвиньте свой член от моих ягодиц, и отодвиньтесь сами. Я больше не буду спать с маленькими мальчиками, — уж при свете дня я могу хамить, сколько угодно. Пришло время отыграться за ключ и одеяло.

— Мирэ-ши, ты бы за своим языком следила, — он опустил руку и нетерпеливо провел ладонью по моим ягодицам. Я вздрогнула, понимая, к чему идет дело. В этот раз не прокатит, Сехун.

— Сехунни, руки при себе держи, — я словила его пальцы и крепко сжала, не давая прикасаться к моей коже. — Ты не в моем вкусе, от таких, как ты, слащавых бабников, меня просто уже тошнит. То, что мы переспали, ничего не значит.

Я понимала, что для Сехуна — это всего лишь секс, наверняка, у него каждый день новая девушка.

Спасибо, Сехун, я научилась паре новых штучек с тобой, хоть какая-то польза будет. Расслабилась так расслабилась, видел бы меня сейчас Крис...

Ох, Крис. Я скучаю, до безумия скучаю. Но вместо нежного и милого Криса рядом со мной сейчас голый восемнадцатилетний возбужденный самец по имени О Сехун. Многие фанатки продали бы и мать родную, чтобы сейчас оказаться на моем месте и видеть то, что открывалось моему взору.

— Ничего не значит, нуна? — он снова зажал меня в объятиях, не давая вырваться.

— Что ты меня душишь, как удав, — я крутилась, как юла, пытаясь освободиться, но он лишь сильнее сдавливал меня руками.

— Я тебя ненавижу, ты, малолетний мерзавец, — прошипела я.

Сехун продолжил, не обращая внимания на мои телодвижения:

— Нуна, ты всегда такая тихая и милая на людях, но почему же ты так себя ведешь со мной? — его голос уже звучал немного угрожающе.

— А ты забыл, как вылил на меня кофе на вечеринке SM? Что насчет того, что после общей тренировки в зале дэнс практики ты меня по заднице ударил? Или мне вспомнить, как на сьемках Running man ты толкнул меня в грязь? Я, между прочим тогда палец себе сломала! А как тебе то, на недавней фотосессии ты свистнул мой телефон и наделал кучу идиотских селфи? Ты вообще, как, адекватный? Мне продолжить список?

Сехун громко засмеялся, ослабляя хватку, чем я сразу и воспользовалась. Я развернулась к нему и строго посмотрела в глаза:

— Запомни одну вещь, Сехун, я — твой сонбэ. Старшая коллега. Проявляй должное уважение к людям старше тебя и...

— Мирэ, прекрати, — нетерпеливо перебил меня Сехун и придвинулся ко мне вплотную. — У меня опыта в жизни побольше, чем у тебя.

— Ты имеешь ввиду опыт в постели? Сколько через твою кровать прошло девушек? — я сделала шаг в сторону, отодвигаясь от голого парня.

— Много, — хитро прищурился Сехун и добавил. — Но с тобой мне очень понравилось, нуна.

— А мне – нет, — ловко соврала я и пошагала к двери. Надеюсь, этот голый Казанова оставит меня в покое. Ну их к черту, эти трусы. Пора спасаться бегством.

Я быстро выскочила в гостиную и захлопнула дверь. Сехун выбежал следом и схватил меня за рукав рубашки.

— Куда ты? А как же ключ? — спросил он, но я выдернула руку.

— Себе оставь, видеть тебя уже не могу, — я пошагала к креслу, где лежала моя одежда и сумка. — Уходи, я хочу одеться.

Но Сехун словно не слышал меня.

— И тебе не мешало бы тоже одеться, сколько можно светить своим богатством, — я раздраженно закатила глаза и кинула в парня пледом. Он накинул его на плечи и сел в кресло, сделав ангельское лицо.

— Нуна, ты никуда не пойдешь, — уверенно заявил Сехун, подмигивая мне.

— С чего ты решил? — опешила я и упала в кресло.

— Потому что я так хочу, — Сехун лучезарно улыбнулся, показывая очаровательные ямочки на щеках.

Твоя улыбка тут не подействует, ты, сексуальный маньяк! Мне было не по себе, так как Сехун говорил слишком уверенно. Что он собрался со мной делать? А вдруг он и в правду маньяк? Мама дорогая, он меня до смерти затрахает.

Нуна старая, Сехунни, пощади.

— Мирэ, потому что если я что-то сказал, значит, так будет. Запомни это раз и навсегда. Ты будешь делать так, как сказал я, — он говорил это так уверенно, что мне хотелось подойти и задушить его пледом.

По моему, рабство уже давно отменили. Сехун в курсе вообще? Я тут не наложница, а Сехун — не император эпохи Чосон.

Окстись, придурок, ты что-то путаешь.

— Сехунни, успокойся, — миролюбиво попросила я и поспешно начала сгребать свою одежду с кресла.

— Мирэ, ты еще не поняла, что здесь командую я? — он подошел ко мне и, отбросив плед, схватил меня за шиворот рубашки и потянул за собой обратно в спальню.

— Ащщщ, отпусти меня!!! — орала и упиралась я, но Сехун намертво сжал пальцы на моей одежде и молча тянул меня за собой.

Я попутно оглядываясь, есть ли у Сехуна какая-нибудь ваза потяжелее или хотя бы бейсбольная бита. Он толкнул меня на кровать, укрыл одеялом и улегся рядом.

— Я замерз, — пожаловался он, прижимаясь ко мне всем телом и кутая нас в одеяло.

Ты замерз? А кто своими причиндалами тут светил ходил? Они у тебя явно не привыкли к таким променадам. Будет тебе наука, эксгибиционист начинающий. Желаю тебе отморозить все, О Сехун. Пусть твой Сехунни-младший узнает, что такое зима.

— Сехун, грейся, а я — домой, — я отпихнула Сехуна и попыталась встать, но он недовольно вздохнул и силой уложил меня обратно.

— Хватит дергаться, ты уже достала туда-сюда бегать, — удивительно, как быстро его тон из милого становился грубым и властным. Меня передернуло от такой резкой перемены. — Я тебе сказал, что ты никуда не пойдешь, значит — не пойдешь. Я хочу, чтобы ты осталась.

— А я хочу замуж за Кая-оппу, и что дальше? — съязвила я. Кай был главной звездой нашего агентства и мечтой многих девчонок.

— Ты совсем обнаглела, — раздраженно сказал Сехун и склонился надо мной. — Что в нем такого, в этом Кае?

Я довольно улыбнулась и начала перечислять:

— Ну, он старше меня, безумно красив, прекрасно играет и танцует, а еще ... — Сехун не дал мне закончить, положив ладонь на мой рот.

— Замолчи, нуна, — он был явно не в духе. Куда тебе до Кая, малыш?

— Я не хочу слышать о других мужчинах, когда ты со мной, — сказал Сехун, медленно расстёгивая пуговицы на моей рубашке.

— Что ты творишь? — я охренела от такого поведения и вцепилась пальцами в рубашку, но Сехун продолжал свое пошлое дело. Трусы украл, ключ тоже пропал, теперь раздевает.

— Я не с тобой, я хочу домой, так что отпусти меня с миром, дай мне дома помечтать про оппу, — я с силой отпихнула Сехуна и села. — Тебя нет в моем списке, ты еще не дорос.

Сехун ухмыльнулся и дернул рубашку, оголяя мою грудь.

Я, недолго думая, замахнулась и с силой влепила ему пощечину.

— Отвали, Сехун, я не хочу, — вся эта камасутра мне уже порядком поднадоела. Мы молча уставились друг на друга.

— Прости, — он примирительно улыбнулся и провел рукой по моим волосам. — Обнимемся на прощание?

Его невинные карие глаза так и кричали мне о том, что где-то здесь подвох.

Но злить Сехуна я не хотела — мыслями я уже была дома, поэтому пора прощаться и валить. Еще бы не мешало трусы найти, но это уже второстепенное. Я недовольно посмотрела на него и повернулась спиной, застегивая рубашку.

Сехун прижался к моей спине и уткнулся носом в затылок. Его руки опустились вниз к моему животу, скользнув под рубашку.

— Прекрати, — попросила я.

Он нежно поглаживал живот, руками пробираясь выше — к груди.

— Хватит, — уже менее уверенно требовала я, пока Сехун руками сжимал грудь. Не слушая меня, он целовал мою шею, пальцами играясь с сосками.

— Ляг на живот, — тихо попросил он, убирая руки из-под рубашки.

— Зачем? — почему я не сопротивляюсь ему?

Он меня что, в транс вводит? О боги, Мин Мирэ, вставай и уходи, без трусов, без вещей. Спасай остатки своей гордости.

Он легонько подтолкнул меня за плечи, заставив лечь на живот. Сехун задрал рубашку и лег на меня сверху, уткнувшись своим членом мне между ног. Он вытянул мои руки и крепко сжал запястья, не давая мне пошевелиться.

После этого он склонился над моим ухом, и, легонько укусив за него, довольно прохрипел:

— Я тебя сейчас трахну, и так будет всегда, если ты не будешь меня слушаться, Мирэ, — он резко вошел, и все больше и больше сжимая мои запястья, ускорял ритм. Мое тело содрогалось от сильных толчков, но Сехун сильнее вдавливал меня в простыни.

— Ты меня поняла? Не слышу, отвечай, Мирэ! — проникая все глубже и глубже, стонал Сехун. Я кивнула и застонала в ответ.

Сейчас я готова тебя слушаться беспрекословно, главное — не останавливайся.

Месяц спустя

— Кай, нам надо отрепетировать эту сцену, — я протянула парню сценарий нашей дорамы, где мы играли влюбленную пару.

Рейтинги зашкаливали, моя карьера стремительно шла в гору. Кай улыбнулся и кивнул, но внезапно дверь с грохотом распахнулась и в комнату влетел директор нашего агентства — Ли Суман. Кай и я молча смотрели, как он за шиворот тянет долговязого Сехуна. Я не видела своего юного любовника с тех пор, как сбежала из его квартиры после наших бурных приключений.

Видеть мне этого мальчишку совсем не хотелось, поэтому я всеми способами его избегала. Надо отдать мне должное — весьма успешно. Но, видимо, сегодня мне не повезло.

Толкнув Сехуна в кресло возле меня, директор, не обращая никакого внимания на Кая, швырнул на стол пачку фотографий, где Сехун тащит на спине девушку, очень похожую на меня. Точнее, это я и была.

— Тут целая подборка фотографий. И до меня дошли слухи, что вы, Мирэ и Сехун, весело провели ночь вместе, — Ли Суман так грохнул кулаком по столу, что я подпрыгнула на стуле и икнула. Кай молча смотрел то на фотографии, то на меня с Сехуном. Сам же Сехун молчал, скрестив руки на груди.

— Скоро это может быть в газетах. Вы совсем рехнулись? — он злобно смотрел на меня и блондина. — Появятся заголовки, что хубэ и сонбэ из одного агентства встречаются, да еще ты явно нетрезвая здесь.

Я не знала, что и сказать. Ли Суман продолжал орать что-то про дебют, карьеру, фанатов, папарацци, непристойное поведение...

— Это какая-то ошибка, — спокойным тоном прервал его Кай. Мы все повернулись к нему. — Мирэ-ши встречается со мной.

Он улыбнулся и, положив мне руку на плечо, придвинул меня к себе.

Мы встречаемся? Да ну, Кай, почему я об этом не знаю?

Главное — не заорать это вслух...

— Поэтому здесь явно какая-то ошибка, — пожал плечами Кай. Ли Суман недоверчиво уставился на меня.

Я кивнула.

— К тому же, здесь не видно на фото моего лица, это другая девушка, — врала я, прижимаясь к Каю и повторяла. — Это какая-то ошибка.

Сехун, не говоря ни слова, встал, поклонился и быстрым шагом покинул комнату.  


В постели с О СехуномПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!