Ночи Умбара. Часть 20

730 59 70



Как ни удивительно, третий претендент сумел поколебать уверенность Гилморна в том, что именно Кайт-бей является наименее желанным покупателем.

Это был единственный человек, не пожелавший осмотреть эльфа вблизи, как будто ему было все равно, что он из себя представляет. Главное, чтобы более-менее соответствовал изображению на афишке. Он полулежал в приемной Вакаямы, попивая чай, одна служанка раздвинула сёдзи, другая осторожно потянула эльфа за краешек рукава, чтобы он подошел поближе. Он только успел поклониться, как гость хозяина махнул рукой, чтобы сёдзи снова задвинули.

Гилморн практически не успел его разглядеть, но то немногое, что он заметил, внушило ему серьезное беспокойство. Рядом с гостем на циновке лежала катана в ножнах, как у Накамуры-тайчо, одет он был так же просто и в черные тона, к тому же еще имел странную привычку заматывать голову темной тканью, так что оставалась только щелочка для глаз. Он был по виду крупный и сильный мужчина, хотя его рост трудно было определить, не видя его стоя или хотя бы сидя. Но что-то выдавало в нем опасного человека — может быть, почтительное и напряженное выражение лица Вакаямы, который с предыдущими гостями был куда более расслабленным, хотя и более подобострастным.

В первый момент Гилморн подумал, что это очередной умбарский корсар, и сердце его упало. Из огня да в полымя! Может быть, это некто еще более кровожадный и жестокий, чем Накамура, если он вынужден закрывать лицо, приходя в дом торговца рабами! Может быть, это убийца и злодей, за голову которого объявлена награда. Или его лицо страшно изуродовано, так что без дрожи не взглянешь. Или... От этой зловещей таинственности, окружающей незнакомца, воображение Гилморна разыгралось, подсовывая ему версии одна кошмарнее другой.

Как оказалось, правда была не менее пугающей. Вакаяма-сан, как всегда, охотно поведал ему, что господин Курохито, хоть и был рожден широкоглазым северным варваром, за годы жизни в Умбаре не только воспринял его великую культуру, но и сумел ее значительно обогатить. После установления торговых отношений между Умбаром и Гондором он нажил огромное состояние, ввозя разнообразные северные редкости. Именно он, как говорят, привил умбарцам вкус к северному элю и даже открыл несколько пивоварен, добившись у шогуна монополии на его производство. Также он обучил местное население игре в карты — до него здесь процветала только игра в кости и заимствованные из соседнего Харада шахматы и шашки.

Ночи Средиземья. Похождения ГилморнаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!