Ночи Умбара. Часть 19

594 56 33

Следующий посетитель удивил и обеспокоил эльфа несколько больше. Сначала он принял его за женщину, тем более что свободные харадские одежды успешно скрывали фигуру и отсутствие груди. Но потом он обратил внимание на кадык, более крупные кисти рук, чем у женщин, и чуть более низкий голос (хотя все равно довольно высокий для мужчины). Вакаяма, кстати, вполне свободно беседовал со странным харадцем на его языке; если это был не вестрон и не умбарский, то других вариантов не оставалось. Гилморн испытал легкий приступ уважения. Сам он за годы своей жизни даже квенья толком не выучил. Только вестрон и вестрон матерный.

Кроме пола, затруднение у Гилморна вызвал и возраст незнакомца. Он был не то чтобы молодым, но как бы вне возраста. Бороды и усов он не носил, и вообще лицо его было по-женски гладким, с изящными чертами, длинными ресницами и густо накрашенными глазами. Одень его в платье, и получилась бы приличная дама, разве что чрезмерно высокого для женщины роста. Скорее всего, в юности он был необычайно красив, хотя и непривычной для Гилморна мрачновато-смуглой красотой Юга.

С женщиной посетителя роднили и манеры — аффектированные жесты, томное закатывание глаз, игривые улыбки и беспрерывная болтовня. Судя по взглядам и жестам, гость очень активно обсуждал стати Гилморна с хозяином, где-то даже восхищенно, но как красивую вещь, не более. Гилморну стало неприятно, он надулся и стал смотреть в пол. Когда хозяин поднял его на ноги, он подчинился, но очень нехотя.

В следующий момент ему даже не пришлось изображать оскорбленную невинность, когда гость задрал ему кимоно и полез рукой между ног. Вакаяма заставил его стоять смирно, подкрепив свою неизменную тысячу извинений довольно болезненным сжатием пальцев на запястье. Гилморн неожиданно покраснел, впервые за много-много лет. Это деловитое ощупывание казалось по-новому унизительным, более противным, чем насилие. Причем было очевидно, что и этот господин планирует купить эльфа не для себя. Он не был грубым, но также и не был сладострастным, всего лишь проверив, все ли в порядке с рабочими, так сказать, частями эльфа.

После его ухода Вакаяма даже бросился на колени перед эльфом, всячески извиняясь за доставленные неудобства.

— Это посланник великого харадского султана, его главный евнух Бегдали Кайт-бей, сравнимый по влиятельности с самим великим визирем! Некоторые даже говорят, что к нему его светлость султан прислушивается больше, чем к великому визирю! Под железной рукой Кайт-бея весь огромный гарем султана — говорят, он насчитывает более тысячи прекрасных цветов обоего пола со всех уголков Арды. Как будто этого мало, он еще и главный конюший султана. То есть именно под его началом две страсти повелителя Харада — любовные утехи и верховая езда.

Ночи Средиземья. Похождения ГилморнаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!