25. ИСТИННЫЙ ВЕИНДОР (ч.2)

1K 46 12

Танай не знал, сколько часов прошло, прежде чем сознание вернулось к нему. Что вырвало его из лап драконицы? Где он? И... что с ним? Ирсон не чувствовал своих рук и ног. Казалось, что он превратился в личинку, округлую, безглазую и безносую. Из всех чувств лишь осязание осталось верно ему. Но толку с этого не было никакого.

Мысли Ирсона раз за разом возвращались к Эталианне. К отважной, добросердечной, мудрой и... безнадёжно мёртвой сестре Аниаллу. Ирсон не хотел верить, что увиденное им и вправду свершилось. Может быть, он подсмотрел не воспоминание, а мечту драконицы? Проник в её злодейский план и теперь сможет помешать преступлению?

«Нет. Всё это было на самом деле, - мысленно отчеканил танай. - Хватит нюхать мир через надушенный платок. Пора вдохнуть реальность полной грудью, со всеми её зловониями и ароматами. Эталианна ан Бриаэллар погибла, до последнего пытаясь спасти своих убийц».

Ну зачем она сделала это? Почему не избежала страшной смерти, если подозревала, что всё может закончиться... именно так? Ирсона окатило холодом. Сделала ли Эталианна этот выбор сама, или же дух Змеи проснулся в ней, как просыпался в Аниаллу, подавил её волю и толкнул на жертвенник какой-то высшей цели? «Нет! Нет. Такого просто не может быть. Тиалианна и Аласаис никогда не пойдут на такое. Это - против всего, во что они верят. Во что все мы верим! Нет, - успокаивал себя Ирсон. - Если я и решил избавиться от надушенного платка, это не повод начинать нюхать мир через энвирзову портянку».

Думая о жертве Эталианны, он неожиданно остро понял, о чём говорила ему Талия... и Аниаллу - много раньше неё. Обе они периодически переставали владеть собой. Аниаллу - когда против воли становилась «одержимой» чуждым духом, толкавшим её помогать подчас неприятным ей созданиям, буквально влюбляться в них. Это было неправильно, хоть и освящено благословением Тиалианны. Талия - когда беспечно отдавалась на волю своих негативных эмоций; позволяла их потоку нести себя, куда ему будет угодно - ему, а не ей самой. И это было неправильно тоже.

Почему?

Были ли чувства Талии чужды её душе? Нет. Да что там - Ирсон и по сей день считал, что они были вполне оправданны: Инон сделал всё, чтобы заслужить её неприязнь. Это чувство было естественно, но... но оно, как жирные плети плюща, душило другие чувства, тоже принадлежавшие Талии, заставляя ан Камианку смотреть на вещи однобоко, лишая её возможности видеть всю картину в целом. Оно делало её глухой к значительной части собственной души - вот где пряталась лиска! Пусть Талия не теряла себя полностью, как Алу, но это тоже было «очень, очень скверно»...

Кошка, которая умела плакать (Книги 1 и 2 + Аудиокнига)Прочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!