Ночи Умбара. Часть 3

883 65 165

Широганэ без сил повалился на кровать рядом со своей жертвой и сообразил, что каюта покачивается оттого, что каракка вышла из гавани Пеларгира в открытое море и весело разрезает носом волны под всеми парусами. А это значит, что прекрасный эльф теперь его пленник. Как и положено несчастной жертве, тот свернулся клубочком, пряча лицо от своего насильника, и вроде бы даже всхлипнул.

Капитан был немного смущен и пристыжен. Он никогда прежде не опускался до применения физической силы. Хорошенький способ обучить мужской любви невинного эльфа! Он поцеловал острое ухо, высовывающееся из-под льняных волос, и сказал, стараясь, чтобы голос его звучал не слишком виновато:

— Обещаю, в следующий раз ты получишь больше удовольствия.

Невинный эльф перевернулся на спину, заложил руки за голову и улыбнулся, глядя на капитана лукаво:

— Еще больше? Я ведь могу поймать тебя на слове, дорогой Широ.

Взгляд и улыбка его были так же далеки от невинности, как берега Валинора от Арды. Он потянулся движением, настолько полным чувственной неги, что разум капитана опять куда-то испарился, а по телу прокатилась волна желания. Он только и смог выговорить пересохшими губами:

— Блядь...

— Вовсе незачем так хамить, — с кроткой обидой сказал прекрасный эльф, надувая губы. — Или тебе по душе только насилие? Прежние мои любовники всегда бывали рады, обнаружив, что мне нравятся постельные забавы.

— Ками-сама! — воззвал к богам ошеломленный капитан. Он припомнил таверну «Молодой жеребчик», и все взгляды и улыбки нового знакомца представились ему в совершенно другом свете. — Значит, ты бы поднялся со мной в комнату в таверне, если б я предложил?

— А то я комнат в таверне не видел, — язвительно сказал Эннеари и потянулся за штанами. — Здесь у тебя очень миленько, и кровать широкая. Только какая-то неустойчивая... — он внезапно нахмурился и сел. — О Эру! Мы в открытом море! Ты меня похитил!

Теперь была очередь капитана заложить руки за голову с широкой улыбкой.

— Ты мой пленник, Ари. Так что придется делать все, что я прикажу.

— Скотина! Подонок! Как ты смеешь! — выражение ужаса на лице эльфа было немного театральным, но вполне убедительным, если не придираться. — Немедленно верни меня домой! — он вскочил, грозно сверкая глазами, но капитан ловко подсек его под колени и повалил на кровать.

— Или что? — спросил он, снова ловя его тонкие запястья.

— Или мой король разыщет тебя на самом краю света и отрежет тебе... ммф... (Широганэ поцеловал его в рот)... язык, да... а-а-ах, и руки тоже, обязательно...

— И это тоже? — поинтересовался капитан, закинув его ногу себе на плечо и пристроив к заднице орган, который имел в виду.

Эльф обвил другой ногой талию Широганэ, застонал и с готовностью подался навстречу.

Придя в себя после очередного бурного оргазма, эльф с неожиданной силой потряс за плечи капитана, собравшегося провалиться в блаженную дрему, и заявил:

— Не хочу портить тебе малину, Широ, но ты, может быть, слышал, что эльфы физически сильнее смертных? Я сам могу тебе что-нибудь открутить, не дожидаясь, пока это сделает мой король. — И в подкрепление своих слов засунул руку под одеяло и сжал одну важную часть тела капитана.

— Ксо! Ари, ты что, куда-то торопишься? Или постоялые дворы тебе нравятся больше моей уютной каюты?

— Вообще-то моя лошадь осталась на постоялом дворе! Трактирщик подержит ее до завтра, а потом продаст. Я к ней как-то привык. И еще там вещи всякие — оружие, зимний плащ...

Капитан Широганэ фыркнул, запустил руку под матрас, извлек небольшой сафьяновый мешочек и высыпал на простыню несколько умбарских золотых рё и прочую мелочевку типа пряжек с жемчугом и нефритовых подвесок.

— Купишь себе трех лошадей, еще лучше. А хочешь, я тебе чистокровного харадского скакуна подарю, если поедешь со мной в Умбар.

— Ну ты и мастер уговаривать! — эльф рассмеялся и лег обратно. Руку из-под одеяла, впрочем, не убрал. — Но в Умбар мне что-то пока не хочется. Давай вернемся в Пеларгир, я закончу кое-какие дела, пошлю весточку домой... — он как бы в задумчивости сжимал и разжимал пальцы, и спать капитану совершенно расхотелось. Возражать — тоже.

— Как скажешь, Ари! — страстно выдохнул он и закусил губу, когда ласки эльфа стали настойчивее.

— Кстати, меня зовут Гилморн. Имеет смысл представиться настоящим именем, раз уж мы не собираемся ограничиться одной ночью.

— Моя бы воля, я бы и тысячей ночей не ограничился! — воскликнул капитан, набрасываясь на эльфа с новым желанием. Он по праву гордился своей мужской силой.

Самый развратный эльф Средиземья ничего не имел против.


~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Ками - бог, -сама - уважительная приставка к имени или к любому обращению, например: Куро-сама, самурай-сама и др.

Ксо - дерьмо, черт, блин :)

Ночи Средиземья. Похождения ГилморнаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!