Глава 5.3

466 34 37

Любопытство вообще свойственно расе Перворожденных, но лихолесский синда Гилморн был наделен им в десятикратном размере. Не отсюда ли проистекала его склонность к, скажем так, не скованным рамками морали и нравственности наслаждениям плоти? Как бы там ни было, Артагир безмерно растревожил его любопытство.

— Ну расскажи, — жарко шептал он, целуя молодого человека во все, что подвернется. Подворачивались в основном сладкие губки, что несомненно затрудняло Артагиру возможность и способность возражать. — А то я с тебя живого не слезу. В прямом смысле.

Перед лицом таких убедительных аргументов Артагиру оставалось только капитулировать. История его оказалась не слишком длинной, но красочной.

Накануне битвы за Минас-Тирит военачальник Норт Морадан вызвал Артагира к себе в палатку с известной целью — отдохнуть и расслабиться. В отличие от многих знакомых Гилморну мужчин, смертных и не очень, его теперь-уже-окончательно-бывший любовник перед решающими сражениями предпочитал не беречь силы и отдыхать, а развлекаться на полную катушку. Артагира ждал накрытый стол, откупоренные бутылки с вином и расстеленная походная постель. Норт был с ним нежен настолько, насколько это сочеталось с его крутым имиджем, говорил ласковые слова, поил вином и со всей своей молодецкой удалью валял по кровати. Словом, вечер удался, как никогда. Артагир расчувствовался. Казалось очевидным, что в преддверии кровавого сражения, практически перед лицом смерти Морадан наконец-то понял, как дорог ему любовник и как он боится его потерять.

— Колечка-то, случаем, не презентовал? — ехидно вставил Гилморн.

— А как же, — невозмутимо отозвался Артагир. — В пупок. Ты слушай дальше!

Артагир и не подозревал, насколько он был близок к истине.

На следующее утро молодой человек проснулся в каком-то странном месте. Единственной знакомой деталью было клетчатое одеяло с кровати Морадана, в которое он был завернут. С некоторым удивлением Артагир увидел бегущие по небу облака на месте потолка палатки, под которым засыпал в объятиях своего сурового любовника. Похмелье, впрочем, мешало удивлению принять острый и настойчивый характер. Он несколько растерянно огляделся по сторонам. Отовсюду доносился плеск воды, поверхность под ним покачивалась, и вообще все это сильно походило на... ну да, на лодку. Он куда-то плыл в лодке, но куда и зачем? Приподняв голову, он окончательно убедился в реальности происходящего. Две разбойничьи рожи на веслах уверенно гребли, не обращая на него внимания. Кругом расстилалась широкая водная гладь, без всякого сомнения представлявшая собой Андуин. Артагир попробовал пошевелиться и только тогда обнаружил, что связан. По рукам и ногам.

Ночи Средиземья. Похождения ГилморнаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!