Глава 4.2

377 38 12

Гилморн долго мерил шагами комнату, потом бросился на кровать и закрыл лицо руками. Он был близок к отчаянию. Его раздирали противоречивые чувства — и даже ревность, которой он, как ему казалось раньше, совсем не знал. Он даже понять не мог, кого к кому так болезненно ревнует — Найру ли к мужу или, наоборот, лорда Амрана к его жене, чье общество он предпочел обществу его, Гилморна, которого называл когда-то «мой сладенький эльфенок»! Он что, хотел показать Гилморну, что плевать на него хотел? А ведь и года не прошло с их последней встречи... Ведь он должен был понять, что Гилморн завернул в этот замок только ради него, потому что хотел узнать о нем побольше... Нет, он все еще его хочет, этот тяжелый жаркий взгляд ни с чем не спутаешь... Но почему тогда он не поступил с ним так, как привык поступать всегда? Не домашних же он стесняется, в самом деле — он, который отымел собственного брата на глазах у собственного отца!

Стемнело. На небосклоне зажглись первые звезды, и их далекий холодный свет пробудил Гилморна от оцепенения. Сидеть в комнате было выше его сил. Он выскользнул в коридор, и... ноги сами привели его в башню. Дверь библиотеки была приоткрыта, из щели шириной в ладонь лился слабый свет. Эльф толкнул дверь и вошел, безошибочно предчувствуя, кого он там увидит. На то, чтобы подойти ближе, решимости уже не хватило, и он прислонился спиной к косяку, превозмогая слабость в коленках.

Может быть, хоть наедине Норт перестанет ломать комедию?

Мужчина в кресле налил себе еще вина из бутылки, поднял бокал в шутливом салюте и одним махом выпил его. Большая пыльная бутыль была уже наполовину пуста. Похоже, давненько он сидел здесь и пил в одиночестве. Неужели поджидал... его?

С трепетом Гилморн ждал, пока Норт заговорит. Но когда это случилось, слова его стали для эльфа полной неожиданностью.

— Ты спишь с моим братом, Гил? — спокойно спросил Норт, глядя на эльфа в упор. И прибавил, прежде чем тот успел открыть рот: — С моей женой тоже?

Гилморн онемел от ужаса. Эру Милосердный, откуда он узнал? Следовало немедленно начать протестовать, оправдываться, опровергать: «Какая чушь! С чего ты взял?» Но под взглядом этих жутковатых хищных глаз язык будто примерз к небу. Сказать правду? Солгать? Что делать? Он понимал, что молчание выдает его с головой, но не мог заставить себя выдавить ни слова.

Ночи Средиземья. Похождения ГилморнаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!