НОЧИ ЭСГАРОТА/2

467 33 2

Первый неясный звук, вырвавшийся у него, воодушевил меня невероятно. Я всунул ему колено между ног, осторожно потерся бедром о его промежность и был вознагражден приглушенным стоном удовольствия. Продолжая целовать его губы, я вытянул язык, насколько смог, и принялся ласкать его небо настойчиво и ритмично, продолжая двигать бедром. Это всегда действовало безотказно, и он застонал мне в рот, стискивая мою ногу коленями и повторяя инстинктивно мои движения. Лишь недостаток воздуха заставил меня оторваться от его сладких губ. Я принялся целовать уголки его рта, подбородок, шею... Когда я дошел до ямки между ключицами, нащупав ее за воротом рубашки, он прерывисто дышал, цепляясь за мои плечи и откидывая голову назад. Я был уже возбужден до крайности, и плен тесных штанов местного покроя начинал меня тяготить. Но я не спешил, стремясь продлить удовольствие, мои руки только поглаживали грудь и плечи эльфа, не спускаясь ниже. Его пах был прижат к моей ноге, и я чувствовал, что плоть его жаждет моих прикосновений. Но он не отвечал на ласки, может быть, хотел, чтобы я распоряжался им в эту ночь в соответствии с моими желаниями.

Я попытался расстегнуть его одежду и потерпел неудачу, чужеземные застежки, да еще в темноте, не желали подчиняться моим усилиям.

— Разденься, — попросил я хриплым голосом.

Мой эльф повиновался с готовностью, и я понял, что догадка моя была верна. Шорох одежды в темноте волновал мое воображение. О, я бы все отдал в этот момент, чтобы увидеть, как в первый раз обнажается передо мной прекрасное тело, обещающее неисчислимые наслаждения! Когда он начал расстегивать рубашку, мои ладони немедленно проникли под нее, на выпуклую гладкую грудь. Эльф издал полувздох-полустон и бросил на полпути свое занятие. Я нащупал его маленькие соски, и они затвердели под моими пальцами. Теперь он застонал по-настоящему и привалился к двери, чтобы не упасть. Я оказался перед неразрешимой на первый взгляд дилеммой — мне так не хотелось прерывать мои ласки, но я должен был дать ему раздеться, иначе как бы нам удалось продолжить? Но все разрешилось само собой — когда я наклонился и губами стал ласкать его сосок, эльф тихонько вскрикнул, и ноги его подогнулись. Я удержал его за талию и прошептал ему на ухо:

— Кажется, нам пора переместиться в постель, ты не находишь?

Он слабо кивнул, и я ощупью увлек его к кровати в дальнем углу комнаты. Раздеваясь, мы были так близко друг к другу, что все время соприкасались коленями, локтями, и каждое такое касание обжигало меня. Он оказался раздет на минуту раньше меня, и когда я выпрямился, отбрасывая в сторону свои штаны, он стоял вплотную ко мне обнаженный, и мне казалось, что я ощущаю его всей кожей своего разгоряченного тела. Мои руки жадно заскользили по его плечам, бокам, спине, я хотел увидеть его ладонями, запомнить все линии и изгибы его тела. Такое совершенное творение природы мне еще не встречалось! Гладкая кожа, без единого волоска, без единой родинки или неровности, юношеская фигура, гибкая и худощавая, прямые плечи, тонкая талия, всюду под кожей сильные мускулы, не слишком выступающие, но вполне ощутимые. Я опустился перед ним на колени и провел ладонями по его ногам, длинным и стройным, а потом с замиранием сердца коснулся паха. Здесь он тоже был совершенен, твердый и гладкий, оснащенный природой с любовью и щедростью. Его жезл страсти горделиво вздымался вверх, подрагивая от нетерпения. Повинуясь непреодолимому желанию, я обхватил его ладонью и коснулся языком головки с выступившей на ней тягучей каплей.

Ночи Средиземья. Похождения ГилморнаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!