НОЧИ РИВЕНДЕЛЛА. Часть 1

636 47 16

...При вашем ханжеском отношении к сексу соблазнить эльфа —
задача почти непосильная. Желаю тебе когда-нибудь
испробовать это на собственной шкуре.

«Ночи Мордора»

Глаза под бархатистыми черными ресницами, уголки чуть подняты к вискам. Цветом как небо, отражающееся в море. Как море, ласкающее песчаные отмели. Кажется, эти густые ресницы должны так же шуршать при каждом взмахе, как морские волны, набегающие на песок. Тонкие изогнутые брови, как длинные боевые луки с узором из черненого серебра. Светлые волнистые локоны, как поля валинорской пшеницы под западным ветром. Упрямо сжатые губы, как створки раковины, за которыми прячется драгоценный жемчуг. Мраморная кожа, на щеках тронутая деликатным румянцем. От волнения или смущения она мгновенно вспыхивает, как будто плеснули вина в бокал из молочного стекла, как будто зажгли свечу в фонарике из белой бумаги. И звук его имени, как шелест листвы в лунную ночь.

Гилморн.

Он так красив, что я впервые пожалел, что рукам моим больше привычны меч и копье, чем кисти и краски. Я не художник и никогда им не был, но теперь я втайне мечтаю когда-нибудь перенести это лицо на холст, чтобы со стены моей комнаты на меня смотрел взгляд лукавых голубых глаз. Или я подарил бы портрет ему, чтобы взор его осветился радостью.

Он хорош собой, как девушка. Как-то я сказал ему об этом, просто само сорвалось с языка. Он рассмеялся и ответил, подмигнув: «Хочешь нарядить меня в платье? Это было бы забавно...» Я смутился и еще несколько дней сожалел о своем глупом замечании. Ведь он нэр, мужчина, такая жесткая складка губ не может принадлежать девушке. И такого взгляда у девушек не бывает — решительного, сурового. А его сильные маленькие руки — это руки воина, умелые в обращении с луком и кинжалом. И его гибкая, стройная фигура совсем не похожа на девичью: широкие плечи, узкие бедра, плоский живот. Лишь талия такая же тонкая, как бывает у девушек, я, наверное, могу обхватить ее одной рукой.

Он кажется таким хрупким, что хочется обнять его и защитить от всего мира. Быть с ним рядом всегда, чтобы больше никто и никогда не посмел причинить ему вред. Но он вовсе не слаб и не беззащитен, он как лоза, которая под порывами урагана гнется, но не ломается. В нем чувствуется сильная воля и дух, который сломить невозможно. При мысли, сколько ему пришлось пережить, слезы набегают у меня на глаза, и руки сами собой сжимаются в кулаки, так что ногти впиваются в ладони.

Ночи Средиземья. Похождения ГилморнаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!