Глава 4

992 58 8

Гилморн лежал на кровати и пытался сосредоточиться на книге, которую держал в руках. Однако это казалось невозможным, буквы решительно отказывались складываться в слова, поскольку мысли его были заняты совсем другим. Он невольно прислушивался к шагам Норта в соседней комнате. Через несколько минут его хозяин закончит с делами и придет в спальню, и до того как лечь спать, он конечно же захочет, как он выражается, «покувыркаться по кровати со своим маленьким эльфом». При этой мысли Гилморну немедленно стало жарко.

Ожидание становилось просто невыносимым. Гилморн пытался убедить самого себя, что он всего лишь хочет как можно скорее пройти через ежевечерний ритуал удовлетворения ненасытной похоти смертного и на ближайшие несколько часов избавиться от его внимания. Гордость не позволяла ему признаться себе в том, что причиной его нетерпения было самое банальное и вульгарное желание.

В соседней комнате послышались голоса. Норт приветствовал гостя громко и с искренней радостью. Гилморн не стал прислушиваться к разговору и углубился в книгу, пока через некоторое время человек не позвал его:

— Эй, Гил, зайди-ка сюда.

Эльф отложил книгу, накинул тунику и вышел в другую комнату, остановившись у дверей и опустив глаза к полу, как приличествовало в его положении.

— Дорогой Артагир, позволь представить тебе моего гостя, — церемонно и слегка насмешливо произнес Норт. — Это Гилморн, лихолесский эльф, подданный короля Трандуила. Он был настолько любезен, что согласился составить мне компанию и скрасить мое одиночество. Гилморн, а это Артагир, мой давний друг и боевой товарищ, герольд владыки Мордора.

Гилморн был вынужден поднять голову и взглянуть на того, кого представил ему Норт.

Он увидел худощавого молодого человека, почти юношу, примерно одного роста с ним самим, изящно и со вкусом одетого в черное с серым. Его лицо, обрамленное короткими — до плеч — прямыми волосами цвета платины, можно было бы назвать красивым, если бы не слишком мягкая линия губ и подбородка, придававшая ему неуловимо женственный вид. Щеку его белой полосой пересекал старый шрам.

Гилморн был шокирован, поняв со свойственной эльфам проницательностью, что Артагира и Норта связывает нечто большее, чем дружба. Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы прочесть язык взглядов и телодвижений обоих смертных, и то, что он видел, неоспоримо свидетельствовало об интимных узах. Эти двое были любовниками. Словно в подтверждение догадки Гилморна, рука Норта легла на колено молодого гостя — и было очевидно, что друг его не находит прикосновение неприятным.

Ночи Средиземья. Похождения ГилморнаПрочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!