Глава 15.

98 2 0

- Вас к телефону, мисс Рена! - объявила Одиль, войдя в столовую.
Шелби вздрогнула, вернувшись в реальность из грустных размышлений над тарелкой супа из лангустов.
- Честно тебе скажу, Одиль, вместо того, чтобы прерывать обед...
- Ничего страшного, - успокоила служанку Серена, поспешно вставая из-за стола. - Я уже поела.
Положив салфетку на тарелку, к которой едва прикоснулась, она повернулась к домоправительнице. От нее не скрылось, как та смерила Шелби неприязненным взглядом. - Я возьму трубку в холле, Одиль. Спасибо тебе.
Выйдя из столовой в холл, Серена вздохнула полной грудью, как будто вышла из барокамеры на чистый воздух. Никогда еще она так не радовалась возможности улизнуть из-за стола. У нее за спиной был тяжелый день. Она провела несколько часов в обществе следователя страховой компании и начальника пожарной команды, внимательно изучая обстоятельства пожара. Кроме того, пришлось осмотреть то, что осталось от сарая. Затем пару часов она просидела на телефоне, пытаясь взять в аренду сельскохозяйственную технику у соседних фермеров. Затем побывала в банке. В дополнение ко всем этим «прелестям», ей пришлось испытать на себе перепады настроения Шелби и вытерпеть дипломатичный напор Мейсона. Муж сестры задействовал разнообразный арсенал средств, стараясь убедить ее в необходимости продать землю.
Венцом всего стал ужин. Как сидевшие за столом могли проглотить хотя бы кусочек того, что лежало у них на тарелках, так и осталось для нее загадкой.
Неудивительно, что она несказанно обрадовалась возможности выйти из-за стола и даже была готова расцеловать Одиль за то, что та позвала ее к телефону.
Серена подошла к столику и взяла трубку, ожидая услышать голос кого-нибудь из соседей, с которыми разговаривала сегодня на предмет аренды сельхозтехники.
- Серена Шеридан слушает. Чем могу вам помочь?
- Все наоборот, - ответил глухой мужской голос. - Это я хочу вам помочь.
По спине Серены пробежал холодок. Рука непроизвольно сжала трубку еще крепче.
- Кто вы?
- Друг.
Голос был грубым и неприятным, отнюдь не голосом друга. И принадлежал постороннему человеку. Серена усилием воли подавила в себе страх и попыталась говорить как можно более спокойно и рассудительно.
- Послушайте, или вы назовете мне свое имя, или я повешу трубку.
- Разве вас не интересует информация о причастности Берка к пожару?
У нее тотчас екнуло сердце.
- Я вас слушаю, - ответила она, сглотнув комок.
- Через полчаса встретимся на краю плантации сахарного тростника, на том участке, что тянется вдоль края болота.
- А где-то в другом месте нельзя? - спросила Серена. Ее отнюдь не вдохновляла идея встречаться с незнакомым человеком где-то у черта на куличках. - Вы не можете прямо сейчас сообщить мне эти сведения?
- Это не телефонный разговор, леди, - нетерпеливо ответил незнакомец. - Так нужна вам информация или нет? Смотрите, в противном случае никакая страховка вам не светит.
Что делать? Скрепя сердце Серена согласилась на встречу. Она решила, что на всякий случай попросит Джеймса Арно проводить ее до места, а потом понаблюдать за ней откуда-нибудь из укрытия. Идти на дальнюю плантацию у нее не лежала душа, но искушение было слишком велико. Еще бы, ведь голос в трубке пообещал ей свидетельства причастности Берка к пожару. К тому же на карту поставлено будущее Шансон-дю-Терр. А оно зависит от того, удастся ей получить деньги по страховке или нет. Так что доказательства умышленного поджога лишними не будут. Теперь все зависит от нее.
Серена вышла из дома, не сказав никому ни слова о том, куда направляется. Она заглянула домой к Джеймсу Арно, но застала там лишь его дочь-школьницу, которая сообщила, что отец поехал в больницу навестить двух человек, получивших травмы во время пожара. Серена поблагодарила девочку и в раздумье вышла за порог. Может, стоит попросить кого-нибудь из работников проводить ее к условленному месту? С другой стороны, любой из них может быть сообщником Берка. Сначала Серена решила никуда не ходить и вернуться обратно, однако в конце концов убедила себя, что идти надо. Кто знает, вдруг таинственный осведомитель больше никогда не выйдет на связь?
А возмещение убытков нужно требовать, в этом нет никаких сомнений. Гиффорду на свои средства никогда не построить новый сарай, не говоря уже о покупке сельскохозяйственной техники.
Так что ее долг - помочь деду. Сделав глубокий вдох и расправив плечи, Серена решительной походкой зашагала к дальней плантации.
Когда через десять минут она оказалась в условленном месте, ее там никто не ждал. Остановившись у края делянки, она стала нетерпеливо переминаться с ноги на ногу. Место, куда она пришла, ей не понравилось даже сейчас, в ясный день. Эта делянка располагалась не слишком далеко от дома и хозяйственных построек, но те не были отсюда видны, и потому казалось, что находишься в полной глуши. Зеленые побеги сахарного тростника были уже довольно высоки и росли особенно густо в южной части поля. На севере в земли Шериданов врезался узкий клин болота Байю-Нуар, отделяя эту делянку от других. Ощущение оторванности от мира усиливали ивы, в изобилии росшие вдоль края болота. Даже в полдень это место навевало не самые приятные мысли. Сейчас же близится вечер, и огненный шар солнца уже начал клониться к горизонту. Скоро стемнеет, а она стоит здесь, между полем сахарного тростника и черным болотом, вслушиваясь в мелодичные трели дрозда.
В зарослях камыша послышался шорох, и Серена обернулась. Но нет, это всего лишь голубая цапля: нырнула в воду и поплыла прочь. Серена заставила себя сделать вдох и медленный выдох. Слава богу, что это не аллигатор и не змея.
И не таинственный незнакомец, назначивший ей встречу в этом жутком месте.
Серена нащупала в сумочке газовый баллончик. Его подарил ей бывший муж, когда она начала работать в психиатрической клинике. Не слишком романтический подарок, зато полезный. Клиника находилась в опасном районе, и ей иногда приходилось поздно возвращаться с работы. Пол очень волновался за нее, да ей и самой порой бывало страшно, однако до сих пор она так и не воспользовалась его подарком. Сейчас же она прикоснулась к нему лишь для того, чтобы успокоить нервы. Не похоже, чтобы ей пришлось им воспользоваться.
Она уже продумала вариант возможной ловушки и пришла к выводу, что это маловероятно. Берк не настолько глуп, чтобы затевать очередную подлость сразу после пожара. Ведь тогда следы приведут прямо к нему. И все же перестраховка не помешает.
Серена вздохнула и осмотрелась по сторонам, нет ли в траве змей, потому что змеи водились здесь в огромном количестве, охотясь на полевых мышей, которым приглянулись заросли сахарного тростника. И хотя они были не ядовиты, Серена отнюдь не горела желанием наступить на змею, будь это всего лишь безобидный ужик. Кроме того, на берегу болота можно в два счета наткнуться на мокасиновых щитомордников, по ночам выползающих на сушу, а также на обитателей леса - медноголовок. При мысли о змеях по ее спине пробежал холодок, к горлу непроизвольно подкатила тошнота. «Возьми себе в руки, - велела она себе. - Можно подумать, ты нужна змеям. С чего ты решила, что они сюда приползут? С какой стати?»
Неожиданно с северной стороны донесся рокот моторной лодки, а потом стих, как будто кто-то выключил мотор. Серена напрягла зрение, всматриваясь в заросли ив, чтобы увидеть лодку и приехавшего в ней человека. Бесполезно. Ничего не видно. В сгущавшихся сумерках очертания и цвета предметов сделались неясными, словно слегка размытыми.
Серена почему-то предполагала, что незнакомец придет пешком, причем той же тропой, что и она. Скорее всего, это будет кто-то из рабочих плантации. А встретиться здесь он предложил потому, что живет где-то по соседству или же просто не желает попадаться людям на глаза. Ей и в голову не могло прийти, что незнакомец приплывет на лодке, и она мысленно отругала за себя за недальновидность. По спине вновь пробежал неприятный холодок.
- Посмотри-ка сюда, Пу! - с ухмылкой произнес Джин Уиллис, раздвигая заросли тростника и ветви ивы, и шагнул на поляну. Пу Перре семенил рядом с ним, напоминая ручного горностая. Его усы нервно подергивались, как будто он принюхивался. - Да это же подружка Лаки Дюсе! Рад видеть вас здесь, мисс Шеридан.
Серена испуганно посмотрела на малоприятную парочку и сжала пальцами баллончик. Она узнала их - оба были в тот вечер в баре «Москито Мутон». И вряд ли когда-нибудь Серена забудет ту сцену: Лаки с ножом в руке, налетевший на него рыжеволосый верзила, коротышка, размахивающий бутылкой с отбитым донышком. Вполне возможно, это они устроили поджог по чьему-то заказу. За деньги эти подонки готовы не только продать информацию, но и пойти на любое преступление.
- Сколько вы хотите получить за нужные мне сведения? - спросила она, пытаясь говорить спокойно и по-деловому, не показывая виду, что напугана встречей с этими отвратительными типами.
- Слышишь, Пу? - издевательски ухмыльнулся Уиллис и придвинулся ближе. Огромного роста, он двигался с грацией медведя и, по-видимому, обладал медвежьей силой. Серена обратила внимание на его руки - мощные, с толстыми, как сосиски, пальцами. - Леди желает нам заплатить. Что-то не припомню, когда в последний раз какая-нибудь дамочка мне что-то давала. А ты, старина?
Спутник Уиллиса, очевидно, воспринял его слова как риторический вопрос. Он ничего не сказал, но Серена почувствовала на себе его взгляд - мерзкий, похотливый и скотский. Пу медленно приблизился к ней и, держа руки за спиной, встал справа от нее.
- Разве вы не за этим сюда пришли? - спросила Серена, пытаясь выиграть время. Она усилием воли заставила себя стоять ровно и спокойно, сжимая потной рукой газовый баллончик. - Разве не за деньгами?
Уиллис вновь ухмыльнулся. В голове Серены почему-то мелькнула мысль, что он и в детстве выглядел столь же омерзительно. Одна рыжая бровь изогнулась дугой, вторая сползла вниз над прищуренным глазом.
- Нет, мисс Серена. Нам уже заплатили, а кое-какую работенку мы готовы сделать бесплатно, - с гнусным смешком добавил он.
Они угрожающе двинулись на нее, и Серена невольно попятилась. Горло перехватил ужас.
- Я заплачу вам в два раза больше. - Она точно не знала, за что они получили деньги, однако надеялась, что, пообещав им вдвое большую сумму, обезопасит себя.
Пу бросил взгляд на Уиллиса, ожидая его реакции. Его спутник сделал вид, будто задумался над предложением, и даже состроил озабоченную физиономию. Примерно через минуту он покачал головой и вновь усмехнулся.
- Нет, не надо, - произнес он и поскреб щетину на подбородке. - Понимаете, леди, бонусы порой бывают даже лучше денег. Как ты считаешь, Пу?
Перре при упоминании собственного имени вздрогнул и, оторвав взгляд от Серены, посмотрел на Уиллиса.
- Господи, Уиллис, чего тянуть резину! - взвизгнул он, явно занервничав. - Зачем торчать здесь? Того гляди сюда явитcя этот сукин сын. И тогда нам с тобой хана!
- Если вы говорите про Лаки, то он будет здесь с минуты на минуту, - схитрила Серена. Может, такое известие не слишком напугает этих подонков, но все-таки это лучше, чем ничего.
Уиллис в очередной раз мерзко ухмыльнулся и шагнул ближе.
- Неплохая придумка, милашка, но я точно знаю, где сейчас Дюсе. Он в «Мутоне». Отдыхает в обществе бутылки виски и одной крашеной блондинки, у которой пневматические губы. Думаю, он появится здесь не скоро. Что ж, такая судьба. Он пропустит увлекательное зрелище.
Серену больно укололи слова о том, что Лаки сейчас с какой-то другой женщиной. Это на короткое мгновение отвлекло ее внимание, чем не преминул воспользоваться Джин Уиллис, уродливой лапищей схватив ее за левую руку.
Серена отреагировала стремительно: выхватив из сумочки газовый баллончик, она нажала кнопку, направив струю прямо в лицо нападавшему. Увы, у того была отличная реакция. Уиллис больно ударил ее по руке, и та онемела до самого локтя. Баллончик и сумочка отлетели в сторону и шлепнулись в воду. Однако струя газа все же попала Уиллису в левый глаз. Взревев, как раненый зверь, он выпустил Серену и отшатнулся.
Воспользовавшись моментом, она развернулась и бросилась наутек. Ей казалось, что сердце вот-вот выскочит из груди. Давление резко подскочило, и от этого зашумело в ушах. Казалось, тело принадлежит не ей, а кому-то другому, тому, кто не до конца понимает, в какой опасности она оказалась. Ноги отказывались повиноваться. Легким отчаянно не хватало воздуха, и у нее не было голоса даже на то, чтобы позвать на помощь. То и дело спотыкаясь - туфли не были приспособлены для бега, - она устремилась к тропинке.
Она слышала, как за ее спиной Уиллис кроет последними словами своего сообщника:
- Лови ее, ты, чертов тупица! Скотина безмозглая!
Топот ног сделался громче.
Серена даже не надеялась уйти от погони. Тропинка казалась бесконечной; и главное, вокруг ни людей, ни человеческого жилья. Спастись можно было лишь двумя способами: или прыгнуть в черную болотную воду и переплыть на другой берег, или попытаться спрятаться в зарослях камыша. Во втором случае есть надежда выйти к той части плантации, где наверняка есть люди, но... Серена тотчас вспомнила про змей и не решилась углубляться в камыши. Доплыть до другого берега она тоже не сможет. Значит, выбора у нее нет. Услышав, что Перре догоняет ее, она метнулась влево, пытаясь укрыться среди зарослей сахарного тростника.
Перре бросился вслед за ней и, в прыжке толкнув ее плечом в спину, сбил с ног. Потеряв равновесие, Серена полетела на землю и больно ударилась всем телом. Ее преследователь навалился на нее, еще сильнее вжимая в грязную почву, лишая возможности что-либо видеть. А в следующее мгновение он надавил коленом ей между лопаток и заткнул рот банданой, концы которой затянул на затылке, не заботясь о том, что в узел попали ее волосы. От боли на глаза Серены навернулись слезы. Негодяй же завел руки ей за спину и крепко связал. От нехватки воздуха Серена закашлялась, но что еще хуже - поняла, что уже не сможет криком позвать на помощь. Бандана была вонючей. Насквозь пропахшая потом, она мешала не только дышать, но и глотать.
Перре поднялся и рывком поставил пленницу на ноги, ухватившись за узел на затылке, словно за лошадиные поводья. Не обращая внимания, что вместе с узлом прихватил и волосы, он туго натянул бандану и подтолкнул Серену в спину, вынуждая ее сделать шаг встречу Уиллису.
Рыжеволосый верзила хотя и поднялся с земли, однако стоял согнувшись пополам и прижимая ладонь к левому глазу. Здоровый глаз смотрел на Серену с такой злостью, что Серене невольно вспомнились слова инструктора на курсах самообороны, и она поняла всю их правоту: в иных случаях лучше пойти на поводу у нападающего, чем усугублять агрессию. Потому что она вряд ли могла себе представить, какие черные планы вынашивает в ее отношении Уиллис.
Серена попыталась устоять на месте, но Перре бесцеремонно подтолкнул ее вперед, и она не смогла воспротивиться его толчку. Уиллис с размаху ударил ее по лицу, и она рухнула на колени.
- Ах ты, сука! - прорычал он, не отнимая руки от поврежденного глаза. - Ты мне за это заплатишь. Ты еще пожалеешь, что родилась женщиной!
С этими словами он попробовал ударить ее ногой, но Серена успела уклониться и слегка привстать, поэтому удар пришелся не по виску, а по плечу. Ее тотчас пронзила острая боль, и она, не устояв, вновь упала лицом в грязь.
Перре в очередной раз воспользовался узлом банданы в качестве уздечки и поставил ее на ноги. Затем без всяких церемоний они вдвоем затолкнули пленницу в лодку - изрядно потрепанное алюминиевое корыто с массивным подвесным мотором. Серена невольно подумала, что, наверно, именно такими лодками пользуются здешние браконьеры. Даже сама ветхая моторка способна развить приличную скорость, позволяющую ей уйти от погони егерей или рейнджеров. Та, в которой она оказалась, была до самых бортов завалена капканами, рулонами брезента, пустыми бутылками из-под виски и мятыми пивными банками. Над ватерлинией виднелись несколько дыр, явно следы пуль. От лодки исходила тошнотворная вонь болотной воды и рыбы. Перре грубо усадил пленницу на кусок мокрого черного брезента, которым было прикрыто дно, завел мотор и направил лодку прочь от берега. Уиллис тем временем пытался промыть глаз содержимым пивной банки. Серена сидела на грязном брезенте, чувствуя, как из самых глубин души, грозя захлестнуть ее с головой, поднимается страх. Чем больше лодка удалялась от плантации, тем сильнее становился этот сковывающий ее ужас. Она попробовала было закричать, но крик застрял в горле, мешая дышать. Первая мысль была о том, чтобы сбежать, но куда убежишь, когда вокруг только лесная глушь и черная болотная вода. О господи, они увозят ее в самое сердце болот! Леденящий душу ужас, который обычно охватывал ее при мысли об этой глухомани, удвоился, а затем утроился. Ей не нужно было объяснять, что такое потеряться посреди этой непролазной топи. Когда ее хватятся дома, искать ее будет бесполезно. Эти подонки, Уиллис и Перре, способны на любую мерзость. Никаких свидетелей не будет. Никто не услышит ее криков. Неожиданно будущее показалось Серене куда страшнее самых худших кошмаров.
Какие же приказания на ее счет получили эти мерзавцы? За что именно заплатил им Берк? За то, чтобы они ее запугали и вынудили продать землю? Чтобы она не мешала ему провернуть сделку с покупкой плантации? Использовать ее в качестве заложницы, чтобы завладеть имуществом Гиффорда? Все это с трудом укладывалось в голове. К тому же уж слишком велик риск, чтобы Берк и «Трайстар» отважились на такое. Остается лишь одно: Берк решил навсегда от нее избавиться.
От таких мыслей ей стало еще страшней. На глаза навернулись слезы, но Серена заставила себя сдержаться. Контроль. Держи себя в руках. Если хочешь выйти отсюда живой, нужно во что бы то ни стало сохранить ясную голову, попытаться хладнокровно придумать способ спасения.
Усилием воли Серена загнала страх в самый дальний угол сознания. Страх - главный враг благоразумия, напрасная трата времени и сил. Что толку кричать и дрожать от страха? Делу этим не поможешь. Лаки не спрыгнет в лодку с дерева и не спасет ее. Он сейчас в баре, пытается утопить в выпивке свои печали. Так что все предельно просто: она или спасется сама, или станет жертвой этой парочки головорезов. Третьего не дано.
Все еще дрожа, Серена заставила себя оглядеться по сторонам, чтобы запомнить хотя бы какие-то ориентиры. Главное, как следует сосредоточиться, потому что если ей повезет спастись, то все равно нужно будет найти обратную дорогу к плантации. Наверно, Лаки точно так же по известным ему приметам доставил ее к Гиффорду. Увы, сумерки сгущались с головокружительной быстротой, а лодка то и дело сворачивала из одной протоки в другую, так что запомнить маршрут было нелегко.
Они все больше и больше углублялись в болотную глушь, и со всех сторон их окружала черная вода. Перре сбросил скорость, чтобы обогнуть кипарисовую рощицу, и они поплыли медленнее. Уиллис развалился на одном из двух сидений, похожих на автомобильные кресла, прямо напротив Серены. Он перестал промывать глаз пивом и вместо этого принялся вливать его в себя.
При этом Уиллис таращился на ее грудь, и Серена едва ли не кожей ощущала на себя его сальный взгляд. Она попыталась не думать об этом, но липкий взгляд Уиллиса был таким же навязчивым, как и москиты, безжалостно кусавшие ей лицо и шею. На ее счастье, на ней была блузка с длинными рукавами и брюки. Зная, что в сумерках на нее непременно набросятся полчища москитов, она постаралась обезопасить себя от их укусов. А вот совет Лаки не пользоваться духами совершенно вылетел у нее из головы. Приняв душ, она нанесла на себя всего несколько капель - после долгого дня, который провела на месте пожарища, хотелось вновь почувствовать себя женщиной. Увы, перед тем, как выйти из дома, она не подумала их смыть.
Уиллис соскользнул с сиденья и опустился коленями на брезент. Серена испуганно посмотрела на его лицо. Левый глаз громилы почти полностью заплыл, отчего его и без того не слишком приятная физиономия стала еще омерзительней. От Уиллиса несло вонючим потом и пивом, которое он расплескал на рубашку. Похотливо глядя на нее, он задумчиво почесал подбородок и улыбнулся змеиной улыбкой.
- Этого каджунского ублюдка не напрасно зовут Лаки, - произнес он, обдав ее своим мерзким дыханием. - Повезло ему. Ты симпатичная бабенка.
Серена с трудом подавила желание отстраниться - такое животное, как Уиллис, лишь обрадуется ее страху - и заставила себя придать лицу бесстрастное выражение.
- И что же такая красотка, как ты, нашла в этом засранце? - спросил он и скользнул глазами по телу Серены, как будто на ней был написан ответ на его вопрос. Тонкие губы растянулись в ухмылке, а здоровый глаз на мгновение вспыхнул злорадством. - Готов спорить на что угодно, что член у него огромный, как у жеребца. Неужели приличным дамочкам вроде тебя только это и нужно? Нужен всего лишь мужик с «болтом», подходящим для этого самого дельца? Кто бы мог подумать!
Громила усмехнулся, посчитав отсутствие ответа за протест с ее стороны.
- Знаешь, - продолжил он, почесывая нижнюю челюсть, - когда я был в Анголе, то у меня в камере на стене висела фотка с изображением одной блондинки. Я каждую ночь представлял себя с ней. Она была ну очень похожа на тебя... Только совершенно голая.
Уиллис протянул руку к верхней пуговице блузки и движением большого и указательного пальцев легко ее расстегнул. Серена почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. Между тем Уиллис расстегнул вторую пуговицу, а затем еще одну. Распахнув на ней блузку, он пожирал глазами ее грудь.
- Отлично, - прошептал он, наклоняясь к пленнице. Не спеша провел пальцем по краю кружевного бюстгальтера, затем сунул палец под ткань. - Хочу поскорее увидеть остальное.
Серену передернуло от омерзения, и это не ускользнуло от негодяя. Противно хохотнув, Уиллис положил руку ей на грудь и больно сжал.
- Привыкай, леди Серена, потому что мы со стариной Пу попользуем тебя по-всякому.
Серену едва не вырвало при мысли, что эти негодяи способны выполнить свою угрозу. У нее был опыт общения с жертвами изнасилований: слушая их признания, Серена неизменно удивлялась тому, как это бог допускает подобные зверства. Вот и сейчас в ее памяти всплыли жуткие подробности этих рассказов. Она посмотрела на черную воду за бортом лодки и подумала, что лучше утопиться, чем попасть в руки похотливых насильников.
Когда они наконец доплыли до места, Перре направил лодку к грубо сколоченному причалу и выключил мотор. Уиллис встал и, взяв переносной холодильник с пивом, зашагал к дому, оставив Серену на попечение своего прихлебателя. Взгляд Перре скользнул по распахнутой блузке. Он протянул было руку, желая облапить ей грудь, но тут же отдернул, услышав голос рыжего громилы.
- Подожди, сначала отведем ее в дом! - приказал тот. - Тут чертовы москиты жрут поедом!
Дом оказался заброшенным. По сути дела, это была жалкая лачуга на сваях со стенами, крытыми рубероидом. Совсем недавно именно таким представляла себе Серена жилище Лаки. Двор скорее походил на свалку и был завален пустыми бутылками, банками из-под пива и старыми автомобильными покрышками. Здесь же стоял и изъеденный ржавчиной допотопный холодильник с распахнутой дверцей. Неподалеку от дома в зарослях камыша торчал его собрат - покрытый пятнами ржавчины автомобиль неопределенного возраста.
Машина. Выходит, сюда по суше ведет какая-то дорога. Но что толку от дороги, если при побеге ей придется полагаться лишь на собственные ноги? Эти негодяи догонят ее в два счета. В таком случае единственная надежда на спасение - спрятаться от них где-нибудь в лесу.
Но как сбежать ночью, да еще со связанными руками и кляпом во рту? При мысли, что она окажется одна в глуши леса, Серене стало страшно. Она в свое время уже пережила этот ужас и все-таки осталась жива. А вот живой из лап этих негодяев ей, похоже, никак не уйти.
Уиллис вошел внутрь дома. Перре потащил ее туда же, держа за бандану, как за уздечку. Перре был невысок, ростом не выше ее, и, главное, весь какой-то анемичный и тощий. Внешность у него была несуразная - впалая грудь, ноги-спички, одежда грязная, давно не стиранная. По сравнению с Уиллисом этот хорек - слабак, зато необычайно проворен. Сумей она вырваться от него, она должна будет бежать со всех ног, если ей дорога жизнь.
Серена ускорила шаг. Ее мучитель больше не подталкивал ее, наоборот, сам зашагал быстрее.
- Торопишься, красотка? - с отвратительной ухмылкой спросил он, обнажив гнилые зубы. - Я тоже.
Воспользовавшись моментом, Серена правой ногой сделала Перре подножку. При этом сама она резко выпрямилась и отклонилась влево. В следующую секунду Перре, который только что довольно усмехался, чувствуя себя хозяином положения, уже лежал на земле, среди кучи старых покрышек и ржавых проволочных сеток.
Не теряя времени даром, Серена оглянулась, чтобы проверить, не поднялся ли ее мучитель, затем стрелой бросилась в лес. Она вслепую помчалась вперед, не разбирая пути, спотыкаясь, чудом не натыкаясь на стволы деревьев. Она бежала зигзагами, петляя то в одну сторону, то в другую, затем вновь устремлялась вперед. Ветки больно хлестали ее по лицу, рвали на ней одежду. Вокруг стояла темень. Вскоре она на бегу задела плечом дерево. Удар вынудил ее остановиться, и она согнулась пополам от резкой боли.
Серена обессиленно прижалась к стволу какого-то дерева. Болело все тело. Связанные за спиной руки онемели; ныло правое предплечье, по которому ее ударил Уиллис, чтобы выбить у нее газовый баллончик. Ощущение было такое, будто он огрел ее обухом топора. Левое плечо напоминало о себе пульсирующей болью - сначала к нему приложил руку Уиллис, а теперь она сама врезалась в дерево. Мышцы связанных рук сводило судорогой. Наверно, во всем теле не осталось такой клеточки, которой бы не было больно. Тем не менее надо радоваться, что ты жива и на свободе, подумала Серена. Во всяком случае, пока.
Дышать было тяжело, но завязанная узлом на затылке бандана после того, как Перре тянул за нее, слегка ослабла. Серена попыталась освободиться от мерзкой тряпки. Прижавшись лицом к стволу дерева, она попыталась сдвинуть бандану со рта. Жесткая кора наждаком обдирала кожу, но Серена не оставляла попыток. И те завершились успехом: бандана съехала вниз и повисла на шее, и Серена наконец смогла выплюнуть кляп. Затем она еще несколько раз сплюнула, чтобы побыстрее избавиться от противного вкуса во рту.
Что-то зашуршало в подлеске справа от нее. Серена моментально напрягла зрение, вглядываясь в темноту. Ей показалось, что она уловила какое-то движение, но не смогла понять, что это такое и откуда доносится звук. В ее голове вихрем закружились мысли одна страшнее другой. По ночам болото оживает, из своих нор вылезают разные охотники и их будущие жертвы...
- Это я, Господи! - прошептала она сквозь слезы. Сдерживаться больше не было сил.
Увы, в отличие от лесных обитателей, Серена лишена дара мимикрии, позволяющей животным сливаться с окружающим пространством. В своей белой блузке она будет видна издалека, как маяк в ночи.
Откуда-то сзади до ее слуха донесся треск веток. Напряженно прислушиваясь, Серена гадала, отправился Перре на ее поиски один или же к нему присоединился Уиллис. «Бежать», - решила она и в следующий миг сорвалась с места.
Боже, ну почему ее глаза не видят в темноте? И почему у нее не развязаны руки? Почему ей мешает страх? Если бы только Лаки был здесь!
Лаки... Увидит ли она его когда-нибудь? Глупо думать об этом сейчас, но знает ли он, как сильно она любит его? Впрочем, она сама осознала это в полной мере лишь сейчас.
Сейчас, когда на карту поставлена ее жизнь, она как будто взглянула на многие вещи другими глазами. Например, поймала себя на том, что обращается к Богу, давая ему обещания. Господи, если только я останусь жива, честное слово, я помирюсь с Шелби, прощу упрямого Гиффорда, буду больше заниматься благотворительностью и, главное, постараюсь достучаться до сердца Лаки. Обещаю!
Если она будет бежать, будет искать спасение, то непременно увидит его. Нужно обязательно в это верить. Если она будет бежать, то все будет хорошо. Она спасется. Берка поймают, и она снова увидит Лаки. Если будет бежать. Если уйдет от погони.
Она жадно хватала ртом ночной воздух, и ей казалось, что легкие обжигает огнем. Она больше ничего не слышала, кроме буханья крови в ушах и собственного надрывного дыхания. Вскоре у нее закружилась голова. Тяжелые, пряные запахи сырого леса забивали ей ноздри. Казалось, будто влажная почва, словно губка, сжимается и распрямляется под ее ногами. Серена полностью утратила ощущение пространства. Ей казалось, она находится где-то между бредом и истерикой и вот-вот потеряет сознание.
Девушка подумала, что если каким-то чудом доберется до дома Лаки, то сможет воспользоваться его радиопередатчиком и позвать на помощь. Или найдет там оружие. Однако до его дома она так и не добралась. Зацепившись за торчащий из земли корень, Серена полетела лицом вниз на грязную землю. А когда подняла голову, то увидела перед собой ботинки Джина Уиллиса.

Девушка Лаки .Прочитайте эту историю БЕСПЛАТНО!